Архив автора: Admin

Литературная Украина, н. 1 (4764), 6 января 1998г.

  1. В. И. Гришко «Запрещенный Сосюра — избранное из произведений», Луцк 1992
  2. Ю. Бурляй, «Владимир Сосюра», Киев 1959
  3. В. Моренець "В. Сосюра . Очерк жизни и творчества «, Киев 1990
  4. Литературный вестник, январь 2001
  5. В. Костюченко» Боль до края дороги "Киев 2001
  6. Восточный журнал, число 7 (58), 15 февраля 1994
  7. "Владимир Сосюра. Читать далее →

С этой точки зрения уместно обратиться к поэзии Ольжичевого собрата по перу Алексея Стефановича: в сонете «Два», впервые опубликованном в лирической книге «Stefanos I» (1938) с подзаголовком «Шевченко и Гоголь», сопоставляются два великаны на фоне украинской культуры и национального самосознания. И в этом автор явно перекликается с Е. Маланюком (разведки «Очерки по истории нашей культуры», "Шевченко и Гоголь»). Как отмечал «боян Степной Эллады», характеризуя след, оставленный двумя сыновьями Украины, «в той темноте Ночи безгосударственности оба они, Шевченко и Гоголь, при всех различиях и несоизмеримости своих, оставались ориентационными указателями и аккумуляторами национального духа». Свое произведение А. Стефановича строит на контрасте, как, впрочем, это видно и в Кобзаря послании «Гоголю» (1844, Санкт-Петербург) с его «гениальным синтезом» (Е. Маланюк). Вспомним Шевченко: Все оглохли — склонились В кандалах ... безразлично ... Ты смеешься, а я плачу, Большой мой друг ... и далее Пусть, брат. А мы будем смеяться и плакать. Поэтому сам Кобзарь противопоставляет себя своему «большому другу» и «брату» Николаю Гоголю как шутнику-острослов и жизнелюба в его солнечно-романтических малороссийских повестях (сборники «Вечера на хуторе возле Диканьки», «Миргород») . Ведь в Т. Шевченко вместо украинской жизни вызвало болезненные думы и душевные раны («один давит сердце, вторая раздирает»). Читать далее →

Таким образом, это сон-предостережение, пророческий сон (предвещает будущую гибель девушки). И. Франко имел целью этим сновидением передать и тревожное состояние Олеси, ее переживания за Андрея. Отслежены особенности указывают на то, что он хотел и напугать сновидением. Сновидения Медарда из романа Гофмана, по моему мнению, сложнее и оригинальнее вышеупомянутый сон Олеси. Однако надо отдать должное и молодом Франко, который привел, как было продемонстрировано в анализе, много способов для создания жуткой тонации сновидения. Поэтому если говорить о сходстве на сюжетном уровне, то следует исходить не столько с сходства сюжетных ситуаций, как с тождества литературных приемов, которые дают Гофману и Франко возможность воссоздать ту атмосферу ужаса и страха, которая должна была стать ведущей эстетической приметой „ готического романа ". На имагологичному уровне сравнительного исследования этих произведений можно выделить один из самых знаковых типов в персонажное системе готического романа. Это патологический тип персонажа, тип человека с разрушенной психикой. Пафос романа Гофмана состоит в проницательному изображении душевных переживания Медарда. Самые невероятные события и явления, к которым причастен Медард, бледнеют перед остервенением его эмоциональных переживаний и лавиной чувств. Читать далее →

Литературная Украина, н. 1 (4764), 6 января 1998г.

  1. В. И. Гришко «Запрещенный Сосюра — избранное из произведений», Луцк 1992
  2. Ю. Бурляй, «Владимир Сосюра», Киев 1959
  3. В. Моренець "В. Сосюра . Очерк жизни и творчества «, Киев 1990
  4. Литературный вестник, январь 2001
  5. В. Костюченко» Боль до края дороги "Киев 2001
  6. Восточный журнал, число 7 (58), 15 февраля 1994
  7. "Владимир Сосюра. Читать далее →

Таким образом, это сон-предостережение, пророческий сон (предвещает будущую гибель девушки). И. Франко имел целью этим сновидением передать и тревожное состояние Олеси, ее переживания за Андрея. Отслежены особенности указывают на то, что он хотел и напугать сновидением. Сновидения Медарда из романа Гофмана, по моему мнению, сложнее и оригинальнее вышеупомянутый сон Олеси. Однако надо отдать должное и молодом Франко, который привел, как было продемонстрировано в анализе, много способов для создания жуткой тонации сновидения. Поэтому если говорить о сходстве на сюжетном уровне, то следует исходить не столько с сходства сюжетных ситуаций, как с тождества литературных приемов, которые дают Гофману и Франко возможность воссоздать ту атмосферу ужаса и страха, которая должна была стать ведущей эстетической приметой „ готического романа ". На имагологичному уровне сравнительного исследования этих произведений можно выделить один из самых знаковых типов в персонажное системе готического романа. Это патологический тип персонажа, тип человека с разрушенной психикой. Пафос романа Гофмана состоит в проницательному изображении душевных переживания Медарда. Самые невероятные события и явления, к которым причастен Медард, бледнеют перед остервенением его эмоциональных переживаний и лавиной чувств. Читать далее →

С этой точки зрения уместно обратиться к поэзии Ольжичевого собрата по перу Алексея Стефановича: в сонете «Два», впервые опубликованном в лирической книге «Stefanos I» (1938) с подзаголовком «Шевченко и Гоголь», сопоставляются два великаны на фоне украинской культуры и национального самосознания. И в этом автор явно перекликается с Е. Маланюком (разведки «Очерки по истории нашей культуры», "Шевченко и Гоголь»). Как отмечал «боян Степной Эллады», характеризуя след, оставленный двумя сыновьями Украины, «в той темноте Ночи безгосударственности оба они, Шевченко и Гоголь, при всех различиях и несоизмеримости своих, оставались ориентационными указателями и аккумуляторами национального духа». Свое произведение А. Стефановича строит на контрасте, как, впрочем, это видно и в Кобзаря послании «Гоголю» (1844, Санкт-Петербург) с его «гениальным синтезом» (Е. Маланюк). Вспомним Шевченко: Все оглохли — склонились В кандалах ... безразлично ... Ты смеешься, а я плачу, Большой мой друг ... и далее Пусть, брат. А мы будем смеяться и плакать. Поэтому сам Кобзарь противопоставляет себя своему «большому другу» и «брату» Николаю Гоголю как шутнику-острослов и жизнелюба в его солнечно-романтических малороссийских повестях (сборники «Вечера на хуторе возле Диканьки», «Миргород») . Ведь в Т. Шевченко вместо украинской жизни вызвало болезненные думы и душевные раны («один давит сердце, вторая раздирает»). Читать далее →

Трагическим пафосом и драматизмом обозначен лирический диптих Е. Маланюка «Памяти Кулиша». Первое стихотворение «Неужели надежды все — отпетые? ...» Имеет красноречивое посвящение «Малороссам», которой детерминируется одна из важнейших участков общественной деятельности певца — борьба за порятування Украинские от чувства вторичности, от приспособленчества, инертности и отступничества. По ряду риторических вопросов открываются мучительные размышления просветителя над судьбой Украины, превращенной в глухую русскую провинцию, населенную денационализированных элементом — малороссами, то хохлами, лишенными государственного мышления, достоинства и гордости. Символом духовного опустошения и одичания в крае является «запах дохлая» «мертвой души». Этот образ малоросса-зомби окутанный удручающим дымкой — «Сдохли уже снизу толковать, / Есть убежденным хохлом, / Что уже носит галстук умеет и слюнит Маркса ...», а в конце — «Дохнет везде». Многочисленные повторы слов для обозначения понятия «мертвый» («дохлый») усиливают впечатление одиночества живого и жертвенного сердца Кулиша в окружении живых трупов. И все же певец до конца проходит свой подвижнический творческий путь, не отступив от высокой идеи, не изменив разоренного народа отречением от него и не ожидая благодарности и вознаграждения за свои тяжкие труды (»не угас под бунта бубны, / Под трубный шум голосов", " остался с тобой, хохла, / Бесславно тлеть на грани "). Читать далее →

Читать далее →

Читать далее →

Трагическим пафосом и драматизмом обозначен лирический диптих Е. Маланюка «Памяти Кулиша». Первое стихотворение «Неужели надежды все — отпетые? ...» Имеет красноречивое посвящение «Малороссам», которой детерминируется одна из важнейших участков общественной деятельности певца — борьба за порятування Украинские от чувства вторичности, от приспособленчества, инертности и отступничества. По ряду риторических вопросов открываются мучительные размышления просветителя над судьбой Украины, превращенной в глухую русскую провинцию, населенную денационализированных элементом — малороссами, то хохлами, лишенными государственного мышления, достоинства и гордости. Символом духовного опустошения и одичания в крае является «запах дохлая» «мертвой души». Этот образ малоросса-зомби окутанный удручающим дымкой — «Сдохли уже снизу толковать, / Есть убежденным хохлом, / Что уже носит галстук умеет и слюнит Маркса ...», а в конце — «Дохнет везде». Многочисленные повторы слов для обозначения понятия «мертвый» («дохлый») усиливают впечатление одиночества живого и жертвенного сердца Кулиша в окружении живых трупов. И все же певец до конца проходит свой подвижнический творческий путь, не отступив от высокой идеи, не изменив разоренного народа отречением от него и не ожидая благодарности и вознаграждения за свои тяжкие труды (»не угас под бунта бубны, / Под трубный шум голосов", " остался с тобой, хохла, / Бесславно тлеть на грани "). Читать далее →