Архив рубрики: Современная украинская литература

Читать далее →

Читать далее →

Способы выражения национальной духовности в массовой литературе Донбасса 1945—1970 гг. (на материале творчества Никиты Чернявского и Павла Байдебура) "Донбасс не только давно привлекал внимание украинских писателей, — он и сам как украинский край, населенный преимущественно украинским населением (хотя гостеприимный и к переселенцам разных национальностей), дал много ярких талантов всей украинской культуре, в том числе и литературе ". Декларируемая название на фоне известных исторических и современных реалий возникает определенным оксюмороном: понятие «национальное» и «Донбасс» в течение многих десятилетий считались несовместимыми и такое положение вещей всячески поддерживался и пропагандировался властью. С обретением независимости в 1991 году этот миф начал понемногу розвинчуватися: оказалось, что на Донбассе в разные времена действовал не один десяток талантливых украиноязычных писателей, в своем творчестве проявили себя как национально сознательные личности и появились носителями древнейших украинских обычаев и традиций. Но очень скоро мы стали наблюдателями искусственного возрождения указанного мифа, который и стал козырной картой в руках отдельных политиков и в последнее время навязчиво озвучивался СМИ, что уже в который раз дезориентировало и так неустойчивую по национальной ориентации основную массу населения донбасского региона. Читать далее →

Читать далее →

Таким образом, это сон-предостережение, пророческий сон (предвещает будущую гибель девушки). И. Франко имел целью этим сновидением передать и тревожное состояние Олеси, ее переживания за Андрея. Отслежены особенности указывают на то, что он хотел и напугать сновидением. Сновидения Медарда из романа Гофмана, по моему мнению, сложнее и оригинальнее вышеупомянутый сон Олеси. Однако надо отдать должное и молодом Франко, который привел, как было продемонстрировано в анализе, много способов для создания жуткой тонации сновидения. Поэтому если говорить о сходстве на сюжетном уровне, то следует исходить не столько с сходства сюжетных ситуаций, как с тождества литературных приемов, которые дают Гофману и Франко возможность воссоздать ту атмосферу ужаса и страха, которая должна была стать ведущей эстетической приметой „ готического романа ". На имагологичному уровне сравнительного исследования этих произведений можно выделить один из самых знаковых типов в персонажное системе готического романа. Это патологический тип персонажа, тип человека с разрушенной психикой. Пафос романа Гофмана состоит в проницательному изображении душевных переживания Медарда. Самые невероятные события и явления, к которым причастен Медард, бледнеют перед остервенением его эмоциональных переживаний и лавиной чувств. Читать далее →

С этой точки зрения уместно обратиться к поэзии Ольжичевого собрата по перу Алексея Стефановича: в сонете «Два», впервые опубликованном в лирической книге «Stefanos I» (1938) с подзаголовком «Шевченко и Гоголь», сопоставляются два великаны на фоне украинской культуры и национального самосознания. И в этом автор явно перекликается с Е. Маланюком (разведки «Очерки по истории нашей культуры», "Шевченко и Гоголь»). Как отмечал «боян Степной Эллады», характеризуя след, оставленный двумя сыновьями Украины, «в той темноте Ночи безгосударственности оба они, Шевченко и Гоголь, при всех различиях и несоизмеримости своих, оставались ориентационными указателями и аккумуляторами национального духа». Свое произведение А. Стефановича строит на контрасте, как, впрочем, это видно и в Кобзаря послании «Гоголю» (1844, Санкт-Петербург) с его «гениальным синтезом» (Е. Маланюк). Вспомним Шевченко: Все оглохли — склонились В кандалах ... безразлично ... Ты смеешься, а я плачу, Большой мой друг ... и далее Пусть, брат. А мы будем смеяться и плакать. Поэтому сам Кобзарь противопоставляет себя своему «большому другу» и «брату» Николаю Гоголю как шутнику-острослов и жизнелюба в его солнечно-романтических малороссийских повестях (сборники «Вечера на хуторе возле Диканьки», «Миргород») . Ведь в Т. Шевченко вместо украинской жизни вызвало болезненные думы и душевные раны («один давит сердце, вторая раздирает»). Читать далее →

Глагольные метафоры в стихах Чернявского Язык — важнейшее средство общения, передачи информации. Но одним только общением, информативности не исчерпывается общественное значение языка. Для писателей речь — это мощное и единственное орудие создания художественно-эстетических ценностей. Художественное слово, живописуя предмет, прямо и сразу обращается к сознанию, что превращает чувственные восприятия. Художественный язык неисчерпаемо богата и красива, если воспитанная родным народом, питается из народных источников, никогда не заиливаются. Каждое слово должно нести в себе эмоциональную нагрузку, без которого разрушается содержание. В художественном слове возникает предмет, превращенный в художественное переживание. Непосредственная существенная данность ассоциативно воспроизводится читателем, но она уже не мыслится им сама по себе, а только в сращивании, в слиянии с переживанием. Это и есть то, что мы можем назвать интеллектуальной силой художественного слова. Павел Мовчан отмечает: "Впечатляющая феноменальность языка — передавать каждый раз новое содержание, новую информацию. При всей словарной ограниченности язык может отражать мировую неограниченность, пропуская через себя неограниченный жизненный поток, превращать мимолетное в вневременное ". Настоящий мастер слова испытывает постоянную потребность, жажду новизны в творчестве. Возможности этого заложены в природе самого языка — языка вообще и языка художественной частности. Язык художественной литературы, функционируя в системе общенационального языка и используя средства различных языковых стилей, вводит словесный материал в особую сферу, где средства языкового выражения превращаются в средства художественного изображения. Читать далее →

На заангажированность политических сил в попытке увеличить пропасть между украиноязычной и русскоязычной частями населения и создании мифа о двух Украине, есть проевропейский запад и пророссийский восток, отмечает и Николай Рябчук. Средствами содержание этого мифа является подчеркивание (кстати, бесспорные) разницы между западом и востоком, как например то, что мероприятие на самом деле никогда не усвоил коммунистической идеологии, а восточная Украина не имеет опыта польского и австро-венгерского влияния, разный опыт во время Второй мировой войны и тому подобное. Другие различия касаются вероисповедания, языкового вопроса, социологической структуры населения, или даже таких дел, как архитектура городов каждого из регионов. Читать далее →

Шевченко в жизни и творчества Александры Псел, днепровской чайки и Людмилы Васильки Три различных поколения в отечественном писательстве представляют известные украинские литератора Александра Ивановна Псел (1817—1887) Людмила Алексеевна Василевская-Березина, или Днепровская Чайка (1861—1927) и Людмила Януаривна Морозова-Курек, или Людмила Василек (1879—1952), чьи поэтические миры своеобразно и органично вписываются в общую картину художественных поисков и общественного прогресса на Украине XIX — ХХ веков и общественные голоса которых достаточно ощутимы на фоне социально-политических и национально-освободительной борьбы эпохи. Каждая из авторов посильно запечатлела в своих произведениях характерные приметы времени, предложила свой взгляд на человека и довколишнисть, на вопрос перспектив родного края и народа, но все они своим появлением как художники обязаны в значительной степени именно великому Кобзарю. Александра Псел — уроженка с. Псьоливка на Полтавщине, знакомая Т. Г.Шевченко с 1843 — глубоко уважала поэта, переписывалась с ним, поддерживала его морально во время ссылки. Ее стихи родились от боли и переживаний за страждущих судьбой «нашего кобзаря», который «с тяжелым ранцем, / Под ружьем гуляет» («Идет ветер над Киевом ...»). Читать далее →

Читать далее →