Архив рубрики: Южнорусская литература

Познание художественного произведения Педагогика высшей школы советского времени, в основу которой был положен принцип нивелирования личности, предусматривала изучение гуманитарных дисциплин по схеме: «лекция — учебник — конспектирования основной и дополнительной литературы». И то, что сообщалось на лекции, и материал учебника или рекомендованных источников мало чем отличались, потому что, как правило, исторические, общественные процессы, отдельные факты, явления, фигуры толковались однозначно. Учебно-воспитательный процесс был неотъемлемым от идеологии, направленной на формирование у подрастающего поколения догматического образа мышления. Изучение курса истории украинской литературы начиналось не из чтения художественных текстов, является первой и главной ступенью познания произведения, а с лекций, на которых преподаватель подавал свое видение той или иной темы, художественного произведения. Читать далее →

Для сравнительного анализа выбрана вторая редакция произведения. И. Денисюк предостерегает исследователей творчества И. Франко „ не идти слепо по авторским признаниями в предисловиях и послесловиях в отдельных изданий ", поскольку иногда писатель несколько скрывал, а то и сводил читателя в заблуждение. Читать далее →

В результате ликвидации Запорожской Сечи (1775) и привлечения Крымского ханства к Российской империи в 1783 году, южные земли стали заселяться мигрантами из других регионов Украины, и в меньших количествах из России, Балкан и Нимеччини8. Разрушив Сечь, царское правительство достигло полного контроля над процессом освоения региона. Читать далее →

Иван Франко — соиздатель литературного наследия Степана Руданского В 1895—1903 гг. во Львове изданы произведения С. Руданского в 7 томах1. Это издание, которое готовили к печати М. Комар (М. Комаров), А. Крымский и И. Франко, имело целью максимально полно представить читателю наследие одного из самых талантливых украинских поэтов XIX в., Творивших после смерти Т. Шевченко. До сих пор ни один из исследователей не обращал внимания на Библиологични аспекты первого критического издания произведений С. Руданского. Поэтому ставим своей целью выяснить прежде вклад И. Франко в подготовку 7-томника, его оценку наследия С. Руданского, тиражи отдельных томов, значение издание для украинской культуры. Собрание сочинений С. Руданского интересное многими книговедческом деталями. Издание интересное многими книговедческом деталями. Его первый том вышел тиражом автора вступительной статьи и составителя, известного украинского библиографа и патриота из Одессы Михаила Комара (Комарова), которого можно считать не только зачинателем, но и меценатом первого научного издания С. Руданского. В книгу вошли песни, поговорки, пословицы, басни и библиографический указатель произведений С. Руданского, понадобилось в его жизнеописания. До этого назад уже был причастен также и А. Крымский — он автор „ Просмотра содержания «и ценных „ Внимание к просмотру», где авторитетный ученый описывает судьбу наследия С. Руданского. Эти „ Внимания «, а также статья А. Крымского „ О рукописи Руданского, об их отношениях между собой и о поэту письма» (1895) 2 свидетельствуют о значительной заинтересованности ученого творчеством С. Руданского, а также о причастности И. Франко в першопубликаций произведений покойного поэта. Следующие тома этого издания (II, III, V) упорядочил А. Крымский, а IV — Василий Лукич (В. Левицкий): он готовил этот том по рукописям, которые имел в своем распоряжении. Однако сложный произведение С. Руданского — его перевод Гомера „ Илиады «(в С. Руданского — Омировой „ Ильйонянка») — поручено подготовить к печати И. Франко. Все тома издания (кроме первого) увидели свет за счет НОШ. Редко какое собрание сочинений украинского писателя дождалось такого быстрого повтора в 1908—1912 гг. За счет НОШ этот семитомник переиздан, в т. Ч. И два последних тома, которые готовил к печати И. Франко, — украинский версию бессмертного текста Гомера. Это свидетельствовало, что произведения С. Руданского были популярны и даже не слишком читабельная „ Ильйонянка "уже исчерпала свой тираж. И. Франко давно заметил большой талант малоизвестного при жизни врача, который умер 40-летним в Крыму, в городе Ялте. В журнале „ Заря "1892 И. Франко напечатал статью „ В студии над ст. Рудансяким ". К тому времени еще много произведений покойного поэта хранилось в рукописях в разных лиц. Упомянутое Франкове исследование интересно тем, что дает точную оценку „ Песенки «С. Руданского:» Здесь автор наш выявлены все хорошие и слабые приметы своего таланта: необычное мастерство формы и народного языка, живость и простоту выражения, деликатный юмор, который, как погожий добродушный улыбка, разлитый над всеми произведениями, но заодно нехватку широкого философского взгляда на жизнь человеческая и народное и небольшую творческую спосибнисть при живой фантазии, обращенной скорее на миниатюрування мелких фактов, чем на оживление и обхоплення широких действующих или жизненных горизонтов ". Далее И. Франко высоко оценивает рассказ, которые записал С. Руданский, а опубликовал Драгоманов в сборнике „ Малорусские народные предания и рассказы «-» почти все высокой этнографической и языковой стоимости ". Таких записей, по подсчетам И. Франко, есть 19, и все они имеют сказочно-апокрифический содержание, «творят хорошую сборку, которую следует включить в полное издание его произведений». Забегая хронологически заранее: Франко готовил тому же 1903 свою антологию „ Аккорды «- он выбрал для нее большую подборку лучших произведений С. Руданского. &Bdquo; Проституток, ветер, на Украину», „ Вспомни меня, милая, ранней весной «, „ Ой пойду, пойду я в садик, в садике калина», „ Ты не моя, девушка дорогая «, „ К дубу», „ Голые, голые мое поле «, „ Могила», „ Над колыбелью «, „ Эй, быки, чего вы стали» — всего 9 стихов, ставших одной из крупнейших подборок стихов одного поэта (Леси Украинский помещено 10 стихов, И. Франко — 16, П. Кулиша — 13, другие — меньше). На 47-й странице „ Антологии «видим одну из лучших иллюстраций к целой книги и, в частности, в поэзии Руданского „ Эй, быки, чего вы стали». Итак, составитель совершенстве знал наследие С. Руданского, включив в „ Антологии «настоящие жемчужины его стихотворных произведений. В общем Франко всегда был высокого мнения о поэтическом творчестве С. Руданского, а о переводе Гомера» Илиады ", который недооценивал, позже изменил свое мнение кардинально. В цитированной выше статье „ В студии над ст. Руданским «(1892), называя перевод „ Илиады» главным делом жизни поэта, И. Франко писал: "При всей натуральности выражения и редких метки оборотов надо считать неудачным; перепев Руданского имеет одну кардинальную недостаток: он не дает верного отражения в оригинале. Мы не можем понять резона, для которого поэт, в других временах имел такое верное чутье формы, для перепева „ Илиады "выбрал размер вовсе не соответствующий размер лирической песни (шемат 2 (3 + 3) или 2 (2 + 2 + 2), вроде, напр.,« Ой умру я, мать, через единую, за единую дочь вдовиную ") ". И далее объявляет уж резкий приговор по форме перевода: «Признаюсь лично, при всем интересе к переводам с чужих языков на нашу, я не мог никогда залпом прочитать целую рапсодию „ Илиады» в перепеве Руданского, хотя с большой любостю прочитал залпом целую половину & bdquo; Одиссеи «в перепеве Петра Байды». Все же сохранность перевода с Гомера в исполнении С. Руданского И. Франко постоянно интересовала. В письме к М. Грушевского во Владикавказ (М. Грушевский тогда гостил у родителей) И. Франко просит его заехать по дороге в Киев и принять «от Науменко» также перевод „ Илиады ", совершенный Руданским. В своем ответе, датированном 11 сентября 1899, М. Грушевский пишет, что в Киев он же, наверное, заедет, и вряд ли привезет труд С. Руданского, ибо "от Науменко достать что-нибудь — это дело почти безнадежное, тем более, что я никогда не был с ним в близких отношениях ". Дело с получением автографа затянулась до 1902 Как пишет И. Франко, текст „ Ильйонянкы «получено посредством А. Лотоцкого от протоиерея М. Симашкевича3 и только тогда начато подготовую „ Ильйонянкы» в печать. Собственно этим можно объяснить, что т. 5 в составлении А. Крымского увидел свет в 1899 г., а выход 6 и 7 томов задержался на четыре года. И. Франко не объяснил деталей истории с автографом перевода „ Илиады "С. Руданского, а она таки интересная и даже поучительна. Вот как об этом пишет А. Лотоцкий: «Уже значительно позже, лет через 20 я обратился к Симашкевича, тогда уже епископа пензенского, услышав что в его есть рукопись еще непечатного перевода „ Илиады». Действительно, то рукопись нашелся в Симашкевича, и он прислал мне. Очень благодарен я ему за это, но увы и злость объяла меня от мысли, что почти 40 лет сей перевод классического произведения лежал в безвестности. Правда, когда С. А. Ефремов с восторгом пересказывал о сей находке В. П. Науменко, то сей сказал пренебрежительно:

Острота ума, остроумие, широкая эрудиция Руданского произвели большое впечатление на Н. Костомарова, который после знакомства с поэтом назвал его удивительно талантливым человеком. Попав за высокие стены Каменецкой семинарии, ее семинаристы неуважительно называли «свинариею», Руданский, как i другие семинаристы, согласно инструкции должен остерегаться: "а) от усиленного критицизм ... б) от произвольного систематизма ... в) от неосмотрительногополитического направления, порождающего ... наклонность ... судит в том, что не обязано подчиняться их суждениям «, i» от незаконных порождено поэзии ", а ориентироваться на духовные книги, так как в них, мол, содержатся «чистые образцы истинно высокого и изящного в слове». Ни один из этих пунктов Руданский не соблюдал, хотя семнарию закончил с отличием. Юноша критически отнесся к церковной схоластики, не поддался обскурантизм и вопреки запрету серьезно занялся поэзией записями i систематизацией народного творчества. Читать далее →

Причерноморья и племена, его заселяли, упоминает также готский историк Иордан, который является автором «Гетикы» написанной в середине УИ ст. Его произведение посвящено в основном племени Готов, однако вспоминает и другие племена центральной и восточной Европы, с которыми Готы в III-IV вв. Столкнулись, переходя в северное Причерноморье (т. е. Венедов, Ант и склавинов). За Иорданом племя Ант заселяло территорию между Днестром и Доном56. Историк пишет о них, что "после поражения герулов Германарих направил войско против венетов. Читать далее →

На тридцатипятилетний юбилей творчества Николая Вороного прозвучало приветствие от Государственного драматического театра имени Ивана Франко, в котором работники чествовали художника "как одного из первых, что звали украинский театр от примитивного этнографизма к новым общечеловеческих творческих высотам. В этой области мы искренне уважаем Вас не только как теоретика и выдающегося критика, но и как одного из старших наших товарищей по строительству нового театра ". Новаторство Николая Вороного в развитии нового украинского театра отмечал и коллектив театра имени Коцюбинского в приветственной телеграмме: «Случаю тридцятипьятириччя Вашего юбилея горячо приветствуем новатора художественной украинской поэзии Большим уважением отмечаем широкую общественную педагогическую деятельность области театрального искусства». Новаторство Николая Вороного в сфере поэтического, театрального, литературного искусства отмечали такие важные учреждения и заведения как издательство «Колокол», редакции газет «Трибуна», «Новый совет», Украинская литературно-художественное общество, Полтавский институт народного образования, Научное общество имени Шевченко во Львове и многие другие. Читать далее →

поэтов, взгляды которых не соглашались с взглядами партии. Примером таких действий может служить стихотворение «Мы придем и туда», который написан в ненавистном тоне против Спиридона Черкасенко. Писания стихов на партийный заказ, под отдельные «директивы», лишило В. Сосюры места на поэтических вершинах. Читать далее →

Жизненный путь Андрея — это способ самопознания, принятия в свое сердце радости и скорби мира. Наибольшей эмоциональной силы набирает дорога Исаака Бляйберга. Читать далее →

Постижение Кобзаря завещаний поэтами пражской школы Иногда можно услышать мнение, что, мол, в отличие от предыдущих литературных поколений, что бесконечно рыдали над судьбой Украины, " непокориме поколения "певцов-пражан подняло к культу действие, дело, подвиг, а затем резко противопоставило себя тем любителям плача и рыданий. Но как тогда быть с такими «слезами» Т. Шевченко («Боритесь — поборете!», «Вставайте, кандалы порвите») или И. Франко («Лишь бороться — значит жить», "Или смерть, или победа! / — Это наш оклик боевой! «,» Только веди, а не грусти «,» Лишь борись — не мирись "), П. Грабовского (" Вставайте, вкраинци! Едем без страха! «,» Вперед! Только прозябать рабами, / Время ярмо брезгливую снести! ») или Александра Олеся ("Оружие в руки! По мушкеты! / Будут еще бои! ... «,» Будьте тверды, как с крице: / играть не пора! ... "). Ведь подобные лозунги постоянно отражаются в поэзии Пражской школы, свидетельствуя ее генетическую укорененность в украинском классическом литературе. Читать далее →