Архив рубрики: Южнорусская литература

В результате ликвидации Запорожской Сечи (1775) и привлечения Крымского ханства к Российской империи в 1783 году, южные земли стали заселяться мигрантами из других регионов Украины, и в меньших количествах из России, Балкан и Нимеччини8. Разрушив Сечь, царское правительство достигло полного контроля над процессом освоения региона. На первую половину ХIХ в. приходится основания первых крупных фабрично — заводских предприятий, проводятся геологические исследования региона, основываются новые города, развивается торговля. Бурное развитие промышленности требует реформ системы образования, особенно профессионального образования рабочих. Поэтому открываются горные учебные заведения, заводится духовную жизнь, развивается литературная и песенная творчисть9. Отмена крепостного права и введение капиталистических отношений во второй половине ХIХ в. влечет модернизацию промышленного производства Донбасса, строение железной дороги и основания металлургической промышленности. Наличие природных богатств в регионе, дешевая рабочая сила, льготные условия, предоставленные правительством, привлекают иностранных инвесторив10. В 1872 году английский предприниматель Джон Хьюз основывает металлургический комбинат, а с расширением Юзовского (от фамилии Хьюз) предприятия возникает поселок Юзовка (ныне Донецк). Металлургическая промышленность Донбасса развивается постоянно, когда там стали добывать уголь, через Мариупольский морской порт отправлялось на другие ринки11. Продолжалось и развитие системы образования, вводились многочисленные школы. Читать далее →

Иван Франко — соиздатель литературного наследия Степана Руданского В 1895—1903 гг. во Львове изданы произведения С. Руданского в 7 томах1. Это издание, которое готовили к печати М. Комар (М. Комаров), А. Крымский и И. Франко, имело целью максимально полно представить читателю наследие одного из самых талантливых украинских поэтов XIX в., Творивших после смерти Т. Шевченко. До сих пор ни один из исследователей не обращал внимания на Библиологични аспекты первого критического издания произведений С. Руданского. Поэтому ставим своей целью выяснить прежде вклад И. Франко в подготовку 7-томника, его оценку наследия С. Руданского, тиражи отдельных томов, значение издание для украинской культуры. Собрание сочинений С. Руданского интересное многими книговедческом деталями. Издание интересное многими книговедческом деталями. Его первый том вышел тиражом автора вступительной статьи и составителя, известного украинского библиографа и патриота из Одессы Михаила Комара (Комарова), которого можно считать не только зачинателем, но и меценатом первого научного издания С. Руданского. В книгу вошли песни, поговорки, пословицы, басни и библиографический указатель произведений С. Руданского, понадобилось в его жизнеописания. До этого назад уже был причастен также и А. Крымский — он автор „ Просмотра содержания «и ценных „ Внимание к просмотру», где авторитетный ученый описывает судьбу наследия С. Руданского. Эти „ Внимания «, а также статья А. Крымского „ О рукописи Руданского, об их отношениях между собой и о поэту письма» (1895) 2 свидетельствуют о значительной заинтересованности ученого творчеством С. Руданского, а также о причастности И. Франко в першопубликаций произведений покойного поэта. Читать далее →

Острота ума, остроумие, широкая эрудиция Руданского произвели большое впечатление на Н. Костомарова, который после знакомства с поэтом назвал его удивительно талантливым человеком. Попав за высокие стены Каменецкой семинарии, ее семинаристы неуважительно называли «свинариею», Руданский, как i другие семинаристы, согласно инструкции должен остерегаться: "а) от усиленного критицизм ... б) от произвольного систематизма ... в) от неосмотрительногополитического направления, порождающего ... наклонность ... судит в том, что не обязано подчиняться их суждениям «, i» от незаконных порождено поэзии ", а ориентироваться на духовные книги, так как в них, мол, содержатся «чистые образцы истинно высокого и изящного в слове». Ни один из этих пунктов Руданский не соблюдал, хотя семнарию закончил с отличием. Юноша критически отнесся к церковной схоластики, не поддался обскурантизм и вопреки запрету серьезно занялся поэзией записями i систематизацией народного творчества. По жизненный образец i в каменецкий период, i позже он имел не инструкцию семинарии а подвижническую жизнь Шевченко, его гневную музу. Поэзия Кобзаря заметно повлияла на развертывание этнографически фольклористичноироботы на Украине в том числе и на Подолье, где великий поэт некоторое время занимался краеведческий-этнографической работой. Куда бы Руданского не бросала судьба — от Балтийского моря до Черного — везде он интересовался творчеством народа, среди которого жил. Его украинские фольклорные записи изобилуют параллелями i ссылками на творчество русского народа; живя в Ялте, Руданский изучил татарский язык, чтобы иметь возможность записать легенды Крыма. Читать далее →

Причерноморья и племена, его заселяли, упоминает также готский историк Иордан, который является автором «Гетикы» написанной в середине УИ ст. Его произведение посвящено в основном племени Готов, однако вспоминает и другие племена центральной и восточной Европы, с которыми Готы в III-IV вв. Столкнулись, переходя в северное Причерноморье (т. е. Венедов, Ант и склавинов). За Иорданом племя Ант заселяло территорию между Днестром и Доном56. Историк пишет о них, что "после поражения герулов Германарих направил войско против венетов. Последние, хотя и достойные презрения из-за слабости оружия, однако мощные благодаря своей численности, пытались сначала давать отпор. Но ничего не стоит большое количество способных к войне, особенно в том случае, когда и Бог помогает и много вооруженных подступает. Эти венеты, как мы уже рассказывали в начале нашего изложения — именно при перечислении племен, — происходят от одного корня и сегодня известны под тремя именами: венетов, антов, склавинов. Хотя сейчас из-за наших грехов они бушуют повсеместно, но тогда все они подчинялись власти Германариха "57. Упоминания о географических реалиях Приазовья имеются также в древнегерманский героическом эпосе, отражение которого попали в древньонимецькои и англосаксонской литературы . Достопримечательности германского эпоса, которые пришли ло наших времен, связанные с событиями эпохи великого переселения народов. Читать далее →

На тридцатипятилетний юбилей творчества Николая Вороного прозвучало приветствие от Государственного драматического театра имени Ивана Франко, в котором работники чествовали художника "как одного из первых, что звали украинский театр от примитивного этнографизма к новым общечеловеческих творческих высотам. В этой области мы искренне уважаем Вас не только как теоретика и выдающегося критика, но и как одного из старших наших товарищей по строительству нового театра ". Новаторство Николая Вороного в развитии нового украинского театра отмечал и коллектив театра имени Коцюбинского в приветственной телеграмме: «Случаю тридцятипьятириччя Вашего юбилея горячо приветствуем новатора художественной украинской поэзии Большим уважением отмечаем широкую общественную педагогическую деятельность области театрального искусства». Новаторство Николая Вороного в сфере поэтического, театрального, литературного искусства отмечали такие важные учреждения и заведения как издательство «Колокол», редакции газет «Трибуна», «Новый совет», Украинская литературно-художественное общество, Полтавский институт народного образования, Научное общество имени Шевченко во Львове и многие другие. Местком Всеукраинской академии наук приветствовал художника «как отважного рыцаря, первый снял флаг во имя новых широких перспектив в развитии нашей литературы». Читать далее →

поэтов, взгляды которых не соглашались с взглядами партии. Примером таких действий может служить стихотворение «Мы придем и туда», который написан в ненавистном тоне против Спиридона Черкасенко. Писания стихов на партийный заказ, под отдельные «директивы», лишило В. Сосюры места на поэтических вершинах. Критики начинают говорить о творческом кризисе поэта. Однако, все-таки на него продолжала работать советская критика, одновременно требуя преодоления новых задач. Политические требования к поэтам вообще и к В. Сосюры частности особенно возросли после первого съезда пролетарских писателей, который состоялся в 1927 году с присутствием представителей ЦК КП (б) У. В это время психологическое состояние поэта ухудшается. Он начинает отстраняться от людей, даже живя ради того в других городах. Насильственная настойчивость переориентации поэта осуществлялась с помощью таких средств, как политическое давление и причинение чувство страха за свою жизнь. Строки, написанные поэтом, отражают состояние его психики настолько четко, что все комментарии излишни: "Станция. Ивы. Тополя. Поле. Река. Туманы. Падают листья в-рока В сны. Мертво кругом. Безнадежность. Напрасно я чуда зову. Только фуражку краснеет Агента Д. П.У. "133 Как ни странно, страх за собственную жизнь приводит человека к безнравственных поступков и имеет очень плохое влияние на личность. Не иначе было с В. Сосюра, особенно из-за растущей наглость тогдашних спецслужб. Читать далее →

Жизненный путь Андрея — это способ самопознания, принятия в свое сердце радости и скорби мира. Наибольшей эмоциональной силы набирает дорога Исаака Бляйберга. С самого начала знакомства с евреем Исааком мы находим в его характере черты, не присущие евреям. „ В Галичине, и на Уграх он позавьязував кружки, в которых состав входили честные евреи, маючии на сердце добро своего племени, и везде дилав, хлопотал и пидбуджував, чтобы впоиты в соплеменниками своих идеи в моральном подъеме жидов. Ни одна неудача НЕ зражала ее, не грызли его упреки и упрек некоторых строгих старовирцив, везде он на первом плане клал хорошую цель, а не собственно добро ". Бляйберг вел разговор, в котором говорил о тяжелом положении народа, о низкой морали жидов, которые угнетают простой люд. „ Пора нам задуматься над тем, так еслы пойдем дальше той дорогой, которой идем до сих пор, то непреминно сами навлекать на свои головы страшную бурю. Потому подумайте, еслы мы лихвой, водки и тысячными способами, которые теперь употребляются, Висс мужика, разрушим его материальный бит, выгнать его из дома-поля, то что же из этого выйдет? Во-первых: мы сами в плуг и в бороны НЕ Возьмемся, мусим нанимать работника, чтобы нам то поле вспахал, обрабатывал. Но все же будет много поля лежать неужитою пустотой ... А во-вторе: что же станеся с теми обнищалыми, бездомными мужиками? Читать далее →

Постижение Кобзаря завещаний поэтами пражской школы Иногда можно услышать мнение, что, мол, в отличие от предыдущих литературных поколений, что бесконечно рыдали над судьбой Украины, " непокориме поколения "певцов-пражан подняло к культу действие, дело, подвиг, а затем резко противопоставило себя тем любителям плача и рыданий. Но как тогда быть с такими «слезами» Т. Шевченко («Боритесь — поборете!», «Вставайте, кандалы порвите») или И. Франко («Лишь бороться — значит жить», "Или смерть, или победа! / — Это наш оклик боевой! «,» Только веди, а не грусти «,» Лишь борись — не мирись "), П. Грабовского (" Вставайте, вкраинци! Едем без страха! «,» Вперед! Только прозябать рабами, / Время ярмо брезгливую снести! ») или Александра Олеся ("Оружие в руки! По мушкеты! / Будут еще бои! ... «,» Будьте тверды, как с крице: / играть не пора! ... "). Ведь подобные лозунги постоянно отражаются в поэзии Пражской школы, свидетельствуя ее генетическую укорененность в украинском классическом литературе. Приведем для примера хотя бы такие известные лиризовани императивы Олега Ольжича («Захочешь — и будешь», «Жить полно, широко и скоро / И урвать, как пение», "Смертоносные! Твердые! Непреодолимые! / Дорогие безумно! Придите! ") и Елены Телиги («Чтобы Бог послал мне величайший дар: / Горячую смерть — не зимне умирания», «Только тем данная победа, / Кто и в боли смеяться мог!»), Юрия Липы («Дай нам стремятся век победы!», «Мечи нам — как ладони», «О, острый мечет, / Веди нас заново!») и Ивана Ирлявского («Готовимся на преграды, бури, / Всех мужественных рыцарей — в ряды!», «Любовь — своим, а врагам — возмездие, / Народу цвет — в народнии полки»). Читать далее →

Легенды и сказки, которые часто вплетает писатель в соответствии с свитлосприймання своих героев, художественные средства, созданные преимущественно на местном материале, диалектизмы, искусно вкрапливаются и в авторскую речь, и в речь персонажей — все это придает произведению романтичного, иногда сказочного колорита и одновременно не отрывает от «земли». Гуцульщина вырисовывается перед нами такой, какой ее видели сами гуцулы, которые глубоко верили, будто природа одухотворенная, живая, действующая, заселена злыми или добрыми духами. Гуцул "знал, что в мире господствует нечистая сила, аридник (злой дух) правит всем; что в лесах полно леших, которые пасли там свою маржинку: оленей, зайцев и сери; там бродит веселый чугайстрир, который сейчас просит встречного танцевать и раздирает нявки; живущий в лесу голос топора. Выше, по безводным далеких неде, нявки разводят свои бесконечные танки, а по скалам прячется леший ... Всякие злые духи заполняют скалы, леса, пропасть, дома и загоны и подстерегают христианина или на скот, чтобы сделать им школу ". Мастерски воссоздавая поверья и обычаи гуцулов, часто в полусказочном тоне М. Коцюбинский раскрывает их темноту и суеверие, вполне реально изображает их убогую жизнь, тяжелый труд, хозяйствования. Читать далее →

Итак, в романе «Идиот» художественный эксперимент Ф. Достоевского «новая женщина и современное общество» доказал несовместимость этих двух понятий (Аглая смогла реализовать себя, только выехав за границу и женившись с иностранцем). Общество времен Ф. Достоевского не было готово принять «новую» женщину — сильную, умную, образованную. Именно поэтому князь Мышкин выбирает слабую, непоследовательной, малообразованную Настасью Филипповну, которая руководствуется не разумом, а интуицией, чувствами. Вместе с тем, в романе М. Хвылевого прослеживаем кардинально противоположный развитие сюжета. Прежде всего следует отметить, что Аглая с «вальдшнепов» выбирает идеологически слабого мужчину, хотя сама имеет принципиальные убеждения относительно направления культурного прогресса Украины и делает все возможное и невозможное для обращения в свою веру Карамазова. И здесь перед читателем встает непростой вопрос: зачем молодой, красивой, умной, перспективной, уверенной в себе женщине такой морально неустойчивый (Дмитрий открыто ухаживает за Аглаи, хотя жену), малообразованный представитель враждебной ей коммунистической партии? Допустимые различные варианты ответов. Возможно, Хвылевой стремился в образе Аглаи воссоздать тип «женщины-вамп», которая, покоряя чужого мужа, коммуниста Карамазова, наслаждается полной властью над ним, а следовательно — и над его партией, к которой испытывает ненависть. Однако этот начальный психологический мотив впоследствии дополняется мотивом влюбленности Аглаи у Дмитрия (это свидетельствует последний эпизод первой части романа, а именно страдания героини, которая, запретив Карамазову видеться с ней, сама болезненно переживает эту разлуку). Хвылевой любовный мотив (выбор мужа между двумя женщинами — женой Анной и любимым Аглаей) дополняет общественно-политическим: ведь выбирая подругу, Карамазов выбирает различные варианты будущего, и своего собственного, и своей партии: каждая героиня является символом определенной идеи, диаметрально противоположной второй: интернационального коммунизма (Анна) и национального Возрождения (Аглая). Читать далее →