В работах А. Трубачева и В. Топорова с гидронимии Украины можно найти богатейшую информацию о названиях наших рек и гор, унаследованные предками, кроме уже упомянутых народов, еще и от тюрков (Орель, Ингул, Ташлык, Саксагань и сотня других), иранцев (Днепр, Днестр, Дунай, Дон, Сула, Хорол), от предков нынешних албанцев — илирийцив (Горынь, Стрый, Бескид, Карпаты, Медоборы), древних балтов (Рось, Раставица, Сентября, Норин, несколько Вилия) — большинство в дориччи Припяти и Горыни. Многие унаследовано от древних славян до сих пор сохраняет архаичные формы: Стир, Стубель, Радоробель, Либожада, Жерев, Ирпень, Трубеж, Сувид, Супий. Наконец, финолог попытается объяснить такое почти невероятное распространение топонимической основы кий — от исп. Сеуты, фр. Севен, англ. Чевиот Хиллз, нем. Кибиц-Гебирге, многочисленных Киевов и Киевке в центре Европы, сотен рек в Прибалтике и Финляндии (Киви, Кияни, Киви-Ярви, Киви-Оле), г. Кейвы на Кольском полуострове, где и Хибины, Кийських островов в Белом море (здесь же на берегу — Кийська сопка на полуострове Канин Нос), в мансийской названия Урала — Кев («камень, скала») и Киевских гор — исторического названия Кузнецкого Алатау, откуда и до сих пор берет начало р. Кия, а дальше на север протекает Киевский Еган. С каждым десятилетием исследований все больше аргументов в пользу уральского, протофинського происхождения этих названий. Это означает, что и за такой внешне шаткое тропу, как устная диалектная традиция, нынешние носители диалектов культурно объединяются с современниками, а то и частью тех же протофинив и фракийцев, илирийцив и иранцев, тюрков и литовцев. Как уже сказано о таких давних материи, стоит посмотреть, чтo поучительного по отношению к своим диалектов может нам дать древнейший народ Европы — баски.
скинали в москве
Тех диалектов у них осталось семь на территории 100 г 20 км. Однако они — настоящие древние Мафусаилы сравнению со своими романскими соседями. Как упомянуто, до 1980-х годов баскийська не имела общей письменного нормы и жила в виде диалектного массива. По выражению В. Гюго (1843), «древнее название» Наварра "- это не просто слово. Человек рождается здесь баском, общается баскийською, живет по-баскийськы и по-баскийському умирает ". Баскский язык — это настоящая отчий дом для басков, которые живут в еще большей степени, чем мы «на нашей, не своей земле», ведь теперь составляют в Басконии этническое меньшинство (28%). Однако когда после их выхода из исторической драмы франкистского этноцида «на историческом светофоре перед басками зажегся красный свет» (Х. Инчаусти), они смогли на огромные усилия и пришли-таки развязку сразу нескольких своих насущных проблем. Прежде всего, они создали загальнобаскийську письменное норму euskara batua, далее — укрепили баскийську церковь, организовали сеть образования баскийською языке от яслей в университет, поддержали и развили традиции берцолари — турниров народных поэтов-импровизаторов, которые собирают миллионную аудиторию телезрителей. Конечно же, теперь баскийське радио и телевидения. И, наконец, они сумели компенсировать нехватку баскийського вещания в городе, создав круглосуточные радиопередачи диалогов с простыми басками — носителями диалектной речи. Пришло и молодое поколение контрэлиты, которое устами Габриэля арест (1975) заявил о своей решимости в обороне последнего бастиона своего древнего народа — баскийськои языка (ЭТА появилась чуть раньше — в 1960-е годы): защищать отца дом От волков, ростовщиков, От засухи и суда Я ее убережет. Пусть потеряю скот, Останусь без поля и леса, Без прибыли и выгоды, Но отцовский дом Я таки убережет. Когда оружия не станет — Голыми руками защищать дом. порубите мне руки и плечи И грудь прохромлять, — Все равно, до конца защищать дом родителей. Да не станет меня, Даже сгинут потомки И душа, и надежда — Да стоять дом родителей. (Перевод К. Т.) К такому радикализму в нашей литературе, кажется, не дошло. Итак, по сравнению с басками дела не так уж и плохи. Таким образом, учитывая неоднократную смену письменной речи в Украине за длинный время существования Украинской диалектов приходим к выводу, что преемственность письменных норм обеспечивали каждый раз именно живые народные говоры — как мощный ствол языка. Тогда как литературный, или письменное форма языка — как ветвь, лучшая, ухоженная, время привитая. Одна ветвь усыхает, другая вырастает. Однако все на том же стволе. В тени того ствола-исполина мельчают и вянут ой которые мучительные — потому что еще близкие — споры о неологизмы 1930-х, запрета 1970-х, нерозвьзани вопрос правописания и почти национальный символ — тот хвостик вверх в букве г ... . Как сказал индийский философ Кришнамурти, когда нет видения целого, тогда детали приобретают невероятных размеров. Да и больной суржик, неухоженный, как кто-то считает, а, может, и мурзата, обчухрана, но диалектная украинская стихия продолжается — и продлится еще долго. Даже просто так — без литературных прививок и разрешений продолжаться. Она, так сказать, как и известная с устного фольклора рта, и дальше марширует «не в ногу», тогда как «их благородие» — очередная письменная речь — «идут в ногу». Однако есть же и беспокойство. Создается впечатление, что чье-то сверхзадача — старательно закрыть массовые и неопровержимые факты дальнейшего существования украинских диалектов в добром здравии. Закрыть, рассчитывая на нерешительного или безразличную часть элиты, внутренне уже готовой к очередному винародовлення. Совершенно очевидно, что вездесущую устное диалектные стихию пытаются закамуфлировать или скомпрометировать, довести до постыдного абсурда и подменить обсуждение проблем существования разнообразной украинской диалектной стихии разговорами о технологии лучшей письменной фиксации ее исторически переменной — так до третьей — литературной формы. Дорогие земляки, небезразлично украинство! Любите живые диалекты, мощный ствол нашего языка. По крайней мере не презирает их, послушно ставя подле суржика или сводя к ненормативных «формул». Сделаем так, как сделали баски. Найдем средства, чтобы создать радиостанцию живого, то есть диалектного украинского вещания, где в прямом эфире круглосуточно звучали бы только реальные, живые, аутентичные диалоги украинском всех общественных слоев, всех уровней образования и профессий. Нужно дать выход в эфир этом питательной животворному среде — бытовом, ежедневному общению этнических украинском, имеющие перед образованным прослойкой то преимущество, что усвоили язык с мощной семейной, домашней традиции. Пусть наконец звучат в эфире разговоры о том, как сено собрать, огород вскопать, как взятки негодяю дать или не дать, как свадьба произвести и потом из долгов вылезти, какая погода была сегодня, какие беды в семье и которые удовольствия. Может, здесь и народной аутентичной песни найдется достойное место, потому что в конце концов все фольклор — это же образцы диалектного, а не другой речи. Такая радиостанция нужна как реальный инструмент языкового единства, как посредник между настоящими носителями языковой традиции (более или менее искалеченной, но уцелевшей) и теми, кто этой традиции не просто не хочет, но проникается ею больше, чем глобализацией или очередным актуальным братанием. Радио должно наконец удовлетворить право на выбор не только различных мишанок, спринтов и кока-колы, но и живой воды источников.

Комментарии запрещены.

Навигация по записям