Не судилось нам с тобой Давления теплого руки. Что ты смотришь с печалью На попраны цветка? "166 Обстоятельства еще более ухудшались — во время одного из очередных приступов ярости Мария Гавриловна порвала рукописи со стихами поэта. До того, еще имела место изоляция человека от сыновей и друзей. Однако и такое можно простить ради семейного счастья. Но было еще хуже — Мария Гавриловна не могла и не хотела понять украинства в творчестве и жизни своего мужа. Это было главным источником недоразумений. Именно в такой психологической атмосфере приходилось жить поэту до самой войны. Кстати, недоразумения относительно глубокого патриотизма В. Сосюры были также одной из причин проблем в первом браке поэта Вере Берзиной, которая исповедовала великорусский шовинизм и ненавистно относилась к самой идее самостоятельности Украини.167 Тогда в стихах поэт упрекал себя по поводу своих супругов: " Мы с тобой сошлись в меня, еще не знал, что значит идея. Ты и тогда Украина мою Не любила, смеялась над ней. " 168 Когда в 1941 году разразилась Вторая мировая война, семья Сосюр находилась в разных местах, что очень трудно пришлось переносить поэту. Скоро поэта было привлечено к агитгруппы в Киеве, целью которой было поддерживать на духе солдат, чтобы им было легче держать сопротивление захватчику. Затем поэта были эвакуированы в столицу Башкирии, Уфы. Побывав в Уфе некоторое время, он возвращается на фронт, где становится корреспондентом. По крайней мере, с одной стороны его жизни становится радостнее — в нем нуждаются и награждают очередную медаль. Собственно в этот, сам по себе сложное время поэт узнал, что его жена работала агентом Министерства государственной безопасности (МГБ). Последствия этой информации оказались для В. Сосюры очень серьезными, так как в него наступил рецидив психической болезни. Тяжелые это были времена, и это заметно в поэме «Мария», в которой поэт будто объясняет уступки жены обязанностью, от которого отказаться никак, но все-таки не имеет внутренней возможности назвать этих поступков иначе, чем отступничеством: "И где иду я, две Марии Со мной тенями идут ".169 Война была временем, в котором вновь стал заметным патриотизм поэта, и в котором ему вновь было разрешено обращаться к украинским сюжетов в творчестве. Тогда им снова овладела национальная идея. Так он и вернулся к своим обязанностям, мобилизовать народ к борьбе против врага, за Украину.170 В 1944 году было опубликовано один из более известных произведений поэта — стихотворение «Любите Украину». Стихотворение это понравился широкому кругу читателей и граждан вообще, однако партийные руководители вновь начали ставлятися к поэту все холоднее. Наконец, стихотворение «Любите Украину» изымают из сборников. 1948 приносит очередную измену со стороны Марьи Гавриловны, которая пишет подробное письмо тогдашнему председателю Спилькы писателей, содержание которого свидетельствует об интимных отношениях между ней и адресатом письма. В цому же письме, Мария Гавриловна словно передает отчет, в содержании которого много чего плохого о ее муже. Конечно, Мария Гавриловна не понимала своего мужа и присоединялась к тем, которые в своей критике называли поэта националистом. Это, и ее предательская поведение привели к разводу, которое и произошло в 1949 году. Впечатления от этих событий обычно прозвучалиы и в поэзии В. Сосюры: "Мария? Палач и ветер ... Где ты был? Куда !? А сама ?! От ночи гнета убежал я навсегда. «171 или в написанном на русском языке стихи» Я ухожу любя ... «:» Что лжет мне ангел мой с безгрешнымы глазами, что любиш не меня, а славу ты мою . Как мертвая звезда Ее любви лучами Ты светишь для вторых, а я Лишь горе пью ... И переполнилась Моих страданий чаша По девятнадцать лет, Бездумных и святых ... И понял я, что мы с тобой «Не ругайте каши», что узкий лобик твой не для стихов моих ".172 В этом стихотворении изображено все, о чем упомянуто мною выше в отношении супругов В. Сосюры с Марией Гавриловной. Это стихотворение — синтез всех причин, по которым супруги нельзя признать удачным. Наконец, поэт не смог сдержать чувств — в завершении произведения он прямо в глаза обвиняет жене ее пренебрежение тем, что дла него было самым дорогим. Со В. Сосюра снова болеет. На этот раз это маниакальный депрессивный психоз. Поэт очередной раз попадает в больницу, тем вместе в Киеве. Несмотря сложившихся обстоятельств, он продолжает писать. Именно в этой больнице появился стих-байка «Осел и Соловей», в котором ощущается критика политики, согласно которой неудобных писателей забирают в психиатрических больниц: "Ты пияв, Соловей ...Луна песен твоя то растревожила чиновников «всесильных», — и посадили Соловья в камеру доме умалишенных. "173 Казалось бы, что с разводом с Марией Гавриловной так она же, как и все горе, которое она взимала на поэта, закончилось насовсем. Так не произошло, поскольку в ноябре 1949 года Марию Гавриловну арестовывают и обвиняют в антисоветской деятельности и разглашении государственной тайны. Наконец был вынесен приговор — десять лет исправительно-трудового лагеря в Казахстане. И хотя Мария Гавриловна уже не была женой поэта, В. Сосюра тяжело пережил ее арештування и срок, который она получила. Несомненно, сыграли здесь роль доброта поэта и еще то, что ему трудно было вичеркнуты из памяти и сердца кого-то, с кем он провел много лет. Даже когда они были не совсем легкими. Кроме того, здесь еще существовал один очень важный фактор, который постоянно морочил голову поэта. Речь идет о том, что арест Марии Гавриловны, как и другие действия государства против семьи Сосюры, имели характер сознательной атаки со стороны государства, целью которой было принуждение поэта к тому, чтобы тот танцевал под партийную дудку. Сам факт осуждения и заключения Марии Гавриловны скорее всего остального было напомнить поэту, что он все время так и остается подопытным органов безопасности, и что и он может скоро перебраться туда, где попала его бывшая жена. Травля поэта продолжалось, поскольку его вызывали в МВД на допросы и в течение двадцати пяти лет обвиняли в действительности лишь в одном и том же — любви к родному краю. В результате многолетнего преследования поэт не может найти себе места, боится всего и всех. Меняет строки в своих стихах, которые привели к подозрения в националистическом смысле. В одном из своих стихотворений поэт доходит следующего заключения о жизни своего и многих своих соотечественников, так как и он строили новый советский порядок после революции: «Руками собственными тюрьму творили мы себе извечную ...» 174 Советская власть требовала от В. Сосюры перередагування многих написанных ранее произведений. Поэт был вынужден приспосабливать свою уже существующую творчество к идеологическим требованиям времени. Именно поэтому во многих стихами В. Сосюры замечаются двойные даты их написания, НПР. «Снег» (1921—1957), «Возмездие» (1920—1957) и многие инших.175 касается текста, примером вынужденных тогдашним режимом изменений могут служить строки стихотворения «И пошел я тогда к Петлюре ...», которые в первой редакции звучали так: «Сколько нас, таких вот, под стены от красного шара легло!»176 зато в новой редакции эти же строки прозвучали так: «Сколько нас, таких вот, через печаль покидали раз село!». 177 Как видим, изменения введены под требованием советской власти были существенными. На самом деле, только поэт в состоянии сконстатуваты, как дорого ему обошлось (на душевном покое и психическом здоровые) вводить такие программные изменения в вдохновенных душой произведений. В 50-е годы раздвоение поэта достигло уже предела. Затравленный испуганный, он способен в основном на то, чтобы в своих произведениях воспевать труд. Единственным отступлением от этого, так и проявлением истинного лица поэта, была его тайная работа над романом «Третья Рота» и поэме «Мазепа». В газетах и на официальных собраниях «Соловья» учат писать стихи, и в случае отступления от партдиректив, попросту не

Комментарии запрещены.

Навигация по записям