На заангажированность политических сил в попытке увеличить пропасть между украиноязычной и русскоязычной частями населения и создании мифа о двух Украине, есть проевропейский запад и пророссийский восток, отмечает и Николай Рябчук. Средствами содержание этого мифа является подчеркивание (кстати, бесспорные) разницы между западом и востоком, как например то, что мероприятие на самом деле никогда не усвоил коммунистической идеологии, а восточная Украина не имеет опыта польского и австро-венгерского влияния, разный опыт во время Второй мировой войны и тому подобное. Другие различия касаются вероисповедания, языкового вопроса, социологической структуры населения, или даже таких дел, как архитектура городов каждого из регионов. Читать далее →

Ей и был посвящен первый роман писателя „ Петрии и Довбущуки «и ряд произведений позднего периода, среди которых выделяются драма „ Каменная душа» и рассказы „ Гуцульский король ". Фольклорные произведения помогали в воссоздании истории опришкивского движения в разнообразных его проявлениях, бытовых деталях, заполняли пробелы там, где отсутствуют исторические документы. Когда семья разбойника не сходит с уст певцов и рассказчиков, становится общеизвестным, начинает действовать художественная тенденция к созданию полной его биографии. Где родился? Откуда имеет силу? Какие славные поступки сделал? Почему погиб? Куда дел свои сокровища? В такой биографии много противоречивого. Читать далее →

Иван Багряный и его литературная, публицистическая, политическая деятельность Открывая литературно-художественный вечер в Национальном театре им. Ивана Франко в 1991 П. Мовчан сказал: "К нам словом, биографиями, историей возвращается и Украина, которую мы не знали. Сейчас книга национальных потерь открывается на новой странице. Читать далее →

  1. Родовая мость, которая спряталась между гуцулов еще в такой почти силе, как итальянская вендетта на Сицилии .
  2. Учреждение питомцев, которая дает старым некоторое время жить беззаботно «приобретать силы» на этом свете. От добачував в ней глубокий философский подклад и хотел им закрасить задуманную повесть. Читать далее →

«Тигроловы» хорошо сделанным (в смысле профессионально) приключенческим произведением. Главные герои людьми сильной воли, вынуждены обстоятельствами всю жизнь бороться за свое существование, так и победа их в финале вполне закономерной. Читателя интересуют информативно насыщенные описания обычаев дальневосточных украинском-звероловов, подробные рассказы об условиях жизни и особенности охоты в трущобах Приамурского тайги. Читать далее →

Тип «Новой» женщины в романах ф. Достоевского «Идиот» и г... Волнового «Вальдшнепы»: компаративный аспект сутки, в которую Хвылевой писал свой роман «Вальдшнепы» (1928 г...), Можно охарактеризовать выражением английской писательницы-модернистки Вирджинии Вулф: это исторический момент "... когда человеческая натура изменилась. Сместились все человеческие отношения ... ". Одним из факторов таких изменений были сногсшибательные исторические события: победа большевиков на большей части постимперского российского пространства, в том числе и на Украине. Однако в среде победителей ходили настроения разочарования и неудовлетворенности результатами революции: идеи, ради которых она осуществлялась, так и не воплотились в жизнь, а «великая и справедливая» Коммунистическая партия превратилась в этакого «собиратель земли русской» и спускается, так сказать, на тормозах интересам хитроватого мещанина-середнячка ". Перед общественным сознанием встает главный вопрос того периода: какая она, человек будущего, кто будет творить «голубую Савойю», так стремительно начала удаляться в далекое будущее, и возможна ли вообще коммунистическая Украина. На эти вопросы попытался ответить Хвылевой в своем рубежном романе «Вальдшнепы», ознаменовавший разочарование автора в его прежних идеалах, стремлениях и показал конец эпохи «романтики витаизму» в творчестве художника. В романе М. Волновой подает модель «нового человека», пытаясь найти место в реальности для тех, кто творил революцию и подвергал сомнению ее результаты. Привлекает внимание тот факт, что модель «нового человека» воплощено именно в образе женщины, довольно юной девушки Аглаи. Считаем это вообще характерно для тогдашнего отечественного писательства, что можно объяснить интеграцией в украинскую литературу эстетики модернизма, а с ней идей эмансипации и феминизма. Как результат — распространение образ «новой женщины», сильной, мыслящей, которая руководствуется не чувствами, а интеллектом, к тому же, было снято табу с темы женской сексуальности. Подобные женские образы моделирует в своих произведениях О. Кобылянская, опираясь также на идею «сверхчеловека» Ницше. С. Павлычко отмечает: «Ольга Кобылянская отразила выход на историческую сцену женщин, которых Е. Шовалтер в своей монографии называет» новыми ". О них мало известно, но и социалистка Анна Павлик, и доктор София Морачевская и писательница Наталья Кобринская были такими женщинами. «Моя заслуга это и ... что подле прежних марусь, аниса, Катюша могут растаять и женщины европейского характера, а не специально галицко-русского», — писала О. Кобылянская о своих героинь. В реальной жизни это были женщины европейского образования и радикальных взглядов в литературе — женские характеры, лишены романтической имперсональности, присущей женским образам в мужской народнической литературе. «Новые женщины» были сильными женщинами, способными на одинокий вызов обществу. Центральный сюжет первых повестей и вообще всего творчества О. Кобылянской — столкновение женской силы и мужской слабости. Ее героини сильные морально, психологически, интеллектуально. Они очень эмоциональные и наделены мощной, трудно сдерживаемой сексуальностью ... В оппозиции «сильные женщины — слабые мужчины», как уже упоминалось, трансформирована в определенной степени философия Ф. Ницше. А. Кобылянской влекла романтическая сверхчеловек, но в видении писательницы она была несомненно женщиной «Так же и Хвылевой, моделируя в своем романе» Вальдшнепы «образ сверхчеловека, видел в нем именно женщину, ведь» ... высказанные в романе идеи свидетельствовали о серьезное знакомство (Хвылевого — О. Б.) с творчеством Ф. Ницше «. По нашему мнению, Хвылевой случайно выбрал для главной героини романа» Вальдшнепы "имя Аглая, ведь оно прочно закреплено в литературной традиции — такое имя носила одна из главных героинь романа Ф. Достоевского «Идиот» Аглая Епанчина. Поэтому закономерно возникает вопрос о сопоставлении этих двух ярких женских образов. Само имя «Аглая» имеет двойное толкование: с одной стороны Аглая — имя одной из трех Харит, мифических существ, богинь радости, красоты и женского очарования. Семантика этого имени — «блестящая, сияющая» (ослепительная красота). С другой стороны, слово «хариты» происходит от лексемы «милость, миловать» (милость Божья). Итак, неоднозначность образа заложена уже в его имени. Проследим, как каждый из писателей — Ф. Достоевский и М. Волновой — реализует семантику имени в своем романе. В Достоевского Аглая Епанчина ослепительно красивая — первая смысловая доминанта ее имени полностью воплощена. Вторая семантическая доминанта (милая, добрая, гармоничная) не реализуется в романном пространстве. Аглая в романе «Идиот» — тип «новой» для своего времени женщины. Она имеет следующие преимущества, как стремление к обучению, развитый интеллект, критическое мышление. Героиня постигает окружающий мир и себя через разум, а не из-за чувства. Героиня, для которой первично продуманные выверенные решения, не может понять поведения князя Мышкина, которая алогична, управляемой интуицией. Считаем, в интерпретации Ф. Достоевского рациональная женщина — несчастная женщина, женщина-месяц, что светит, но не греет. На наш взгляд, образ Аглаи в «вальдшнеп» Хвылевого более сложный, чем образ Аглая Епанчина. Он выписан разнонаправленными векторами в одной плоскости, в то время как образ героини Достоевского — только двумя. Это многоплоскостной, гармоничный образ, лишенный схематизма, в «рисунке» которого появляется ось, сердцевина — это сексуальность героини, то, о чем умолчал Ф. Достоевский, но подчеркнул М. Волновой. Прослеживается родство образа Аглаи в Хвылевого с образом «новой» женщины, выписанным еще А. Кобылянской («Valse melancolice», «Некультурная», «Природа»): мыслящей, сильной, сексуальной и сознательной своей сексуальности, сознательной своего превосходства над мужчиной («новая» женщина — торжество победы феминного над маскулинным). Аглая с «Вальдшепив» — романтическая натура, «человек нового поколения», автономная, самодостаточная и сильная женщина, которая видит себя творцом справедливого мироустройства. Окутана дымкой таинственности, «московка» Аглая (как понимаем с ее упоминаний о знаменитом прадеда, потомок древнего казацкого рода) провозглашает культ новых людей, призванных к активному действию, "не той, что комсомол в пустые ... а той, что, скажем , Перовская ". Здесь мы наблюдаем новую трактовку романтического героя. Тот активный романтизм («романтика витаизму»), который пропагандировал Хвылевой, как раз и предусматривал ориентацию на сильную, деятельную личность. Образы главных героинь в романах российского и украинского писателей находят свое раскрытие через изображение их поведения в определенной сюжетной модели (любовный треугольник). Сравнивая две модели любовного треугольника — у Достоевского и М. Хвылевого, отметим подобные моменты: во-первых, в состав обоих треугольников входят две женщины и мужчина; во-вторых, и для Льва Мышкина, и для Дмитрия Карамазова Аглая — «другая» женщина, то есть та, которая появилась на горизонте главного героя второй и, собственно, образовала треугольник. Под статической точки зрения наблюдаем существенные типологические схождения образов главных героинь и моделей любовного треугольника, но в динамике движения образа внутри треугольника прослеживаются четкие различия, линейно прямо противоположные. Прежде всего это проявляется в отношениях с мужчинами. Аглая Епанчина выбирает сильного в своей вере человека, что, думается, говорит о ее идеологическую слабость. Соперница ее, Настасья Филипповна, — гиблое («Падшие») женщина, грешница, но она имеет то, чего не хватает Аглаи, — силу духа. К тому же, Настасья Филипповна имеет опыт в общении с мужчинами, а Аглая — нет. Она еще слишком юная девушка, чистая, невинная, наивная. Девушка, которая хочет обрести веру в новые идеалы, ведь понимает, что библейский, патриархальный мироустройство исчерпал себя. эту веру, этот новый эмансипированный мир может дать ему только князь Мышкин. Однако Аглая не способна понять главную мысль князя: «Сострадание есть главнейших закон бытия», поскольку сострадание — категория эмоционального мировосприятия, а героиня для этого слишком прагматична. Ее мещанское, мелкобуржуазное представление о девичьей гордости превращает в глазах читателя добрую красавицу Аглаю Епанчину на самовлюбленного человека с претензией на благородство.

Такая женщина вдохновляет мужчину к действию, обещая вознаграждение: "Шура. Полюблю. Читать далее →

Большой популярностью пользовались также песни балладного характера. С. Руданский зафиксировал иx около двух десятков. Читать далее →

Итак, имеем яркий и убедительный пример того, как молчаливо «полемизируют» тексты (издание), вытесняя из обращения друг друга. «ЛНВ» стал катализатором дифференциальных процессов в литературной жизни Галичины по нескольким причинам: отталкивался от традиций авторского предшественника, редактировался уже известным человеком, манифесте себя как соборного национальное издание, опирался на новую идеологию, критиковал тех предшественников, которые привели к национальной катастрофе, таким способ ответил на ожидания гражданства. Читать далее →

Реферат на тему: Способы рифмовки. Цезура. Читать далее →