Герой приключенческого романа в «Тигроловах» Ивана Багряного Уже более двух тысячелетий предметом пристального внимания исследователей проблема литературных родов и жанров. По этому вопросу и сегодня существуют определенные споры, однако почти все исследователи литературы соглашаются, что ценностный «низ» литературной иерархии принадлежит массовой (популярной) литературе. По мнению некоторых литературоведов, "понятие массовой литературы — понятие социологическое. Оно касается не столько структуры того или иного текста, сколько его социального функционирования в общей системе текстов, образующих эту культуру ... Понятие это в первую очередь определяет отношение того или иного коллектива к определенной группе текстов. Один и тот же произведение может с одной точки зрения входить в это понятие, а с другой — виключатися из него ". Приключения роман, как свидетельствуют литературоведческие исследования, также можно отнести к массовой литературы. В частности это становится возможным тем, что такой роман направлен на постоянный интерес читателя перипетиями яркой жизни и приключений главного героя на фоне, как правило, экзотической природы, а главное, имеет определенные каноны — закономерности развития сюжета. Мы сделаем попытку рассмотреть один из самых ярких, на наш взгляд, приключенческих романов в украинской литературе середины ХХ века — роман Ивана Багряного «Тигролови», исследовать особенности жанра этого приключенческого романа, а именно: систему образов. Творчество И. Багряного, в частности его романистика, привлекала и привлекает внимание исследователей, ее рассматривали в разных ракурсах М. Балаклицкий, Ю. Войчишина, В. Гришко, Г. Клочек, Н. Логвиненко, М. Сподарець , Л. Череватенко, А. Шугай и др., но в основном как романы политические, автобиографические и т. д., а приключенческом элемента уделяли довольно мало внимания. Читать далее →

Итак, наблюдаем существенное отличие Стефаника и Мопассана в композиционном плане построения новелл. Если творчество Мопассана была ярким примером классической конструкции, то новеллистика Стефаника оказывается вполне новаторской. Михаил Рудницкий (1889—1975), первый переводчик новеллы Стефаника «Вор» на французском языке (1912), очень четко определил творческий метод украинской новеллиста: "То новое, что Стефаник дал в построение новелл, было синтезом различных элементов, переработанных им в долгом процессе искания формы и сюжета. Здесь нужно обратить внимание на тот факт, что новеллистика Мопассана в конце XIX в. приобрела широкую популярность во всей Западной Европе. Генеза проникновения и рецепции творчества Мопассана в Украине основательно освещены в кандидатской диссертации М. Гресько «Произведения Ги де Мопассана в переводах и критике в Украине» (Львов, 1962 г.) И в публикациях В. Матвиишин. Произведения Мопассана переводились молодой генерацией западноукраинских писателей, в частности И. Франко, В. Щурат, О. Маковея и публиковались в галицких литературных журналах, иногда рядом с оригинальными новеллами В. Стефаника. В частности ЛНВ за 1900 содержит новеллы Мопассана «Отец Миллион», «Круг умершей», в переводе М. Грушевский и новеллы Стефаника «Кленовые листья», «Мое слово», «Палий». ". Итак, украинский новеллист был хорошо знаком с творчеством французского художника, но уже как сформирован новеллист. Однако в эпистолярном наследии Стефаника, ставшей источником исследования эволюции творческого метода писателя, не зафиксировано его отношение к Мопассана. Читать далее →

Трагическим пафосом и драматизмом обозначен лирический диптих Е. Маланюка «Памяти Кулиша». Первое стихотворение «Неужели надежды все — отпетые? ...» Имеет красноречивое посвящение «Малороссам», которой детерминируется одна из важнейших участков общественной деятельности певца — борьба за порятування Украинские от чувства вторичности, от приспособленчества, инертности и отступничества. По ряду риторических вопросов открываются мучительные размышления просветителя над судьбой Украины, превращенной в глухую русскую провинцию, населенную денационализированных элементом — малороссами, то хохлами, лишенными государственного мышления, достоинства и гордости. Символом духовного опустошения и одичания в крае является «запах дохлая» «мертвой души». Этот образ малоросса-зомби окутанный удручающим дымкой — «Сдохли уже снизу толковать, / Есть убежденным хохлом, / Что уже носит галстук умеет и слюнит Маркса ...», а в конце — «Дохнет везде». Многочисленные повторы слов для обозначения понятия «мертвый» («дохлый») усиливают впечатление одиночества живого и жертвенного сердца Кулиша в окружении живых трупов. И все же певец до конца проходит свой подвижнический творческий путь, не отступив от высокой идеи, не изменив разоренного народа отречением от него и не ожидая благодарности и вознаграждения за свои тяжкие труды (»не угас под бунта бубны, / Под трубный шум голосов", " остался с тобой, хохла, / Бесславно тлеть на грани "). Этот «малороссийский Иеремия», которому суждено «проклинать и плакать, и пруж сломанное крыло», не боится закалятись среди такого окрестности, потому, озаренный надеждой (хотя и слабой), и сам стал «отблеском цели», обречен судьбой до последнего вздоха сочинять «огнем последних слез». Читать далее →

колористика тяготеет к экспрессионизма манеры черное („ страшный черный человек ", „ глубокая пропасть вздохнула холодом и черной темнотой «, еще и „ темными чертами вырезались Черная гора»), темное (темные оттенки сумерек, темные очертания Черной горы), красный („ кровавое свет «солнца на западе, „ кровь брызгала высоко вверх», „ словно красная молния "взлетает тайный старец). Но не много черноты во сне? Франко стремится создать жуткое впечатление. Последний светлый штрих во сне — „ вода розприслася подо мной серебром "" — не воспринимается, однако, как просветление, так как речь идет о самоубийстве девушки. сказалось на поэтике произведения украинского писателя. Гофмановских „ код «в романе „ Петрии и Довбущуки» не следует толковать только как пагубное влияние на И. Франко, поскольку школа немецкого романтика способствовала развитию мастерства украинского ппсьменника-романиста, в частности в художественном постижении психологии героев. И. Франко оттолкнулся от заложенной Гофманом литературной традиции, переняв, в частности, отличительные черты поэтики готического романа, однако сумел развить и раскрыть свои социальные идеи, чем опередил литературу романтизма. 2 .1. Легенда о сокровищах Олексы Довбуша как сюжетная основа романа. Стоит сосредоточить внимание на значении хронотипа дороги, его функционирования в сюжете романа „ Петрии и Довбущуки ". Хронотоп дороги является определяющим для сюжетного движения в романе. &Bdquo; Дорога как стержень, который организует всю систему взаимодействия хронотопов, ведет свое начало от авантюрного романа и, безусловно, сохранила до сих свое значение в пространственном ... художественного произведения ". Н. Тодчук интересно прослеживает особенности хронотопа дороги на примере другого произведения И. Франко — романа „ Для домашнего очага ". Исследование обнаруживает, что основную смысловую нагрузку хронотопа дороги в романе — это место важнейших переживаний, место выбора и принятия важнейших решений. Также дорога является местом изменения физического состояния и мировоззренческих представлений персонажей. Хронотоп дороги присутствует в основном в личных хронотопах героев. Стоит отметить, что отдельные из указанных функций хронотопа дороги присущи и развития сюжета романа „ Петрии и Довбущуки ". Читать далее →

1.2 этносоциологических феномен Донбасса Как считает Г. Куромия, японский историк, занимающийся историей Украины вообще и Донбасса в частности, "на Донбассе давно бытует легенда, согласно которой этот край начали заселять беглецы Римской империи , потому что на них в этих диких, малообжитых и беспокойных местах не распространялась власть закона. И даже когда человеку выносили смертный приговор, Донбасс дарил ей жизнь. Собственно, в этом, как ни крути, а в немаловажном (с психологической и социальной перспективы) факте много правды. В Донбассе давно соседствовали свобода и произвол, большие богатства и глубокие нищету, чести и бесчестии. То, что в другом месте было очевидным, на Донбассе переставало действовать, а то, что было само собой разумеющимся в Донбасском степи, в других регионах казалось диким и необъяснимым "22. По мнению Г. Куромия, Донбасс относится к региону, который когда-то называли «Диким полем», то есть ничьей землей, привлекала искателей свободы. Итак, «Дикое поле» становилось свободным казацким степью. Даже после его завоевания, контроль метрополии над бывшим приграничьем оставался слабым, а дух свободы устойчиво держался. Исследователь даже считает, что нынешнее национальное возрождение основано на казацком мифе, а Донбасс в таком случае выдается «самый украинский» из всех регионов Украины. Стоит привести еще один вывод Г. Куромия, поскольку он представляется весьма важным для понимания как истории, так и настоящего Донбасса. Речь идет о понятии «класса» и «нации» как две важные концепции политического мышления, которые сформировались в результате реакции на просвещение, и которые не подходили и не подходят к реалиям политики в Донбассе. Марксистам было очень трудно в Донбассе даже во времена пролетарской революции и гражданской войны. Так же было и с национально-демократическими партиями во времена, когда они расцветали в других местах после распада как имперской России, так и Советского Союзу23. Сначала основная роль в определении постоянного населения Донецкой принадлежала украинскому и донскому казачеству. Уже в первые десятилетия XVI в. под влиянием польско-литовской войны вытолкнуто за Сиверщину ее населения попадает на «Дикое поле». Читать далее →

Писатели родного края — Кучирка Михаил (село Чертовец Городенковского района) На культурно-художественной ниве очень заметной личностью в истории села Чертовец возникает Кучирка Михаил Иванович встает Кучирка Михаил Иванович. О нем говорят и пишут так: Библиограф, поэт и художник. Родился М. И. Кучирка 8 июня 1932 в селе Чертовец Городенковского района Ивано-Франковской обл. в семье известного в селе хозяева и новатора техника-механика, который в двадцатые-тридцатые годы двадцатого века сделал водяное колесо на потоке, которое давало электричество в дом и на хозяйство или очень удивил односельчан, которые впервые увидели электрическую лампочку. А потом сделал трактор, который обслуживал хозяйство, чем также удивил село. Был председателем читальни. К сожалению отец сорокалетним погиб в 1944 году. В войне и похоронен в Братской могиле в Литве, где упало много Чортовецьких. Мать, сплакана вдова, всю жизнь работала в колхозе. Военные и послевоенные действия наносили, как и всем крестьянам, очень тяжелые условия выжить. Малый Михаил сбегал босыми ногами Тутяркы, Могилы, Прокоповка, Свирчив. Бывал на Ладивци, Ставище и других известных мест села. Малым, еще в колхоз, должен был со старшей сестрой Натальей, обрабатывать поле, держать хозяйку. Окончил семилетку, а затем и среднюю школу в селе Учился в Ивано-Франковском фельдшерском училище, физкультурном техникуме, а закончил Черновицкий культурно-образовательный техникум. Впоследствии, уже в 1967 году. Закончил Киевский институт культы по профессии библиограф. В 1955 женился на лучшей девушкой Раисой которой сложилась хорошая, здоровая семья. Раиса Ивановна, по профессии медработник, всегда была другом и помощником на творческом пути Михаила Ивановича. Они родили и воспитали троих детей, а потом дождались внуков и правнуков. Семья Кучирко всегда была примером для других. Образа после окончания десятого класса был назначен на должность методиста Обертинская районного отдела культуры, как таковой, очень годился в культурно-образовательной работы. Читать далее →

Шевченковские мотивы в поэзии Ивана Багряного Выдающимся продолжателем сатирических традиций великого Кобзаря стал писатель и переводчик, публицист и художник, общественно-политический деятель материковой Украины и диаспоры Иван Павлович Багряный (Лозовьягин). Выдающиеся литературные достижения этого автора, хотя уже и посмертно, были высоко оценены во время независимости — художника был удостоен Национальной премии имени Т. Г. Шевченко за 1992 год. Поэтическая тропу Иван Багряный выбрал еще в детстве — за обучение в церковно-приходской школе. Одним из весомых импульсов, позвали к творчеству, была и Кобзарева муза. Вот как вспоминал Иван Павлович о своих ранних лирические попытки в пасхальном письме за 1953 г., направленном писателю из Австралии Д. Нитченко (Дмитрию Чубу): "Стихи я начал писать (и то по-украински) еще в русской церковно-приходской школе. Начал их писать в знак протеста учителя и учительницы, которые называли меня злостно «мазепинцем», потому что я считал (считал) в арифметике не так, как они велели, а так, как научила иметь: один, два, три, четыре ... шесть ... восемь и т. Это было упорное соревнование. И вот под влиянием сборника басен Глебова и «Екатерины» Шевченко, которые я получил нелегально (это было при царизме), я начал писать воинственные стихотворения во второй кляси церковно-приходской школы восьмилетним мальчиком ". Огненное Кобзаря слово стало спутником поэта на долгие десятилетия, помогало выстоять во времена травли, заключений, ссылки, разлуки с Родиной. Поэтому в активе Ивана Багряного место принадлежит шевченковской теме. Cлавнозвисний автор монументальной «Скалы» и искрометной «Кометы», сборников «К границам заказанных» и «Золотой бумеранг», романов «Тигролови» и «Сад Гефсиманский» в стихотворении «Канев» (1927), подобно И. Нечуя-Левицкого, Елены Пчелки, Старицкого, Б. Гринченко, М. Коцюбинского, Чернявского, Днепровской Чайки и др., выражает свой пиетет перед Кобзарем и низко склоняется перед его могилой как сакральным для Украинской местом. Читать далее →

Западно историческая повесть 20 — 30-х годов ХХ века как явление массовой литературы Западно историческая повесть 20 — 30-х годов прошлого века — неординарное явление в истории отечественной литературы, которое прежде всего поражает своими количественными показателями. За достаточно короткий промежуток времени было написано и напечатано более пятидесяти произведений повистевого жанра. Читать далее →

Шевченковский символика характерна и для описаний Ю. Клена позднего времени — периода Второй мировой войны. Важное место в эпопее принадлежит характеристике поэтом подвижнических действий Елены Телиги и других украинских патриотов-государственников, обреченных на гибель, но не покоренных. Читать далее →

Р. Шпорлюк отмечает, что только в советское время Донецк и Львов оказались впервые в своей истории в пределах одного государства , поскольку Донбасс был присоединен к УССР 1918 московским правительством. К тому времени огромная часть украинских земель до прихода большевиков находилась в составе Российской империи более ста лет или и дольше. Р. Шпорлюк видит одну из причин, почему Украина не похожа на среднеевропейские государства, в том, что ее гражданское общество еще не зорганизувалося в общенациональную силу — от Ужгорода и Львова до Луганска и Донецка, охватив всю территорию краю48. Читать далее →