Герои кодекса ": кто они? (По произведениям Э. Хемингуэя и Ивана Багряного) В ХХ веке меняется общественная и культурная атмосфера в мире. С одной стороны, люди получили современную технику, улучшились условия жизни, а с другой — цивилизация начала поглощать личные интересы, негативно влиять на моральное состояние общества, в котором усиливается общая отчужденность. В литературе распространяется экзистенциализм: во Франции (А. Камю, Ж-П. Сартр), Германии (Е. Носсак, А. Деблин), Англии (А. Мердок, В. Голдинг), США ( Дж. Болдуин), Япония (Кобо Абэ). В Украине это проявляется в 20-х годах в творчестве В. Пидмогильного, позже — в И. Багряного, Т. Осьмачки, В. Барки и др. Во второй половине ХХ в. развивается и традиционный реализм, который в тогдашних условиях приобретает несколько новых признаков. Заметно стремление реалистов к широким обобщениям. Мир как получает утраченную целостность в воображении писателей, тяготеющих к воссоединению реальных связей и отношений (Э. Хемингуэй, Ч. Айтматов и др.) Настоящим феноменом ХХ ст. стала литература, которая, развиваясь разнообразными направлениями, течениями, впитала в себя философские и нравственные проблемы эпохи. Творчество многих писателей подтверждает тезис, что литература не просто отражает жизненную действительность, а присущими ей средствами создает новую, художественную. В этих нелегких условиях жизни, нравственного упадка общества, многих войн, которые калечили человеческие тела и души, на арену выходит новое поколение писателей, которых Э. Хемингуэй назвал «the lost generation» есть «потерянное поколение», поколения без стремлений, идеалов, надежд. Так, одним из представителей «потерянного поколения» является выдающийся американский писатель-реалист, журналист и публицист, истинный патриот Эрнест Хемингуэй. Именно он впервые употребил термин «the lost generation» («потерянное поколение») в своем романе «Fiesta». Читать далее →

Степан Васильевич Руданский (1834 — 1873) Степан Васильевич Руданский (1834 — 1873) всю свою короткую жизнь верно служил делу обогащения и утверждения достижений культуры родного народа — i как поэт, i как общественный деятель, и как фольклорист. Многочисленные записи народного творчества, сделанные Руданским, еще не опубликованы. Родился Руданский 6 января 1834 в селе Хомутинцы Винницкой в бедной семье священника. С 1841 по 1849 Степан учится в Шаргородский бурсе, затем поступает в Каменец-Подольской духовной семинарии. В 1855 году, по окончании семинарии Руданский собрался ехать в Петербург продолжать обучение в духовной академии. Приехав в Петербург, Руданский, вопреки отцовской воле, подает заявление не в духовную, а к медико-хирургической академии, достигшая в ту пору своего особого расцвета. Вступление в медицинской академии означал полный разрыв с отцом, который сразу лишил его материальной поддержки. Молодой Руданский выбирает самый популярный среди разночинной молодежи профессию врача, который, с одной стороны, выводил его из среды дикого духовенства, с другой — открывал возможность живого, практического связи с народом (врачебная практика, этнографическая работа, поэтическое творчество). Степан Руданский был одним из первых, кто обнаружил серьезный интерес к народному творчеству, которая возникла и бытовала на этой, очень интересной с исторической и этнографической точки зрения, территории, прославилась своими живописными видами i мелодичной песенностью. В этих местах шли социальные и национально-освободительные битвы во времена Богдана Хмельницкого, вспыхивали крестьянские восстания под предводительством народного героя Устима Кармалюка. Первые фольклорные записи С. Руданского приходятся на сороковые — пятидесятые годы XIX века. До 1852 году он уже имел двухтомный сборник «Народные малороссийские песни, собранные в Подольской губернии»; через девять лет, работая в Ялте после окончания Петербургской медико-хирургической академии, он подготовил к печати большой этнографич ный описание подольского свадьбы; а еще через год в порядок сборник украинских народных песен с нотами «Копа песен». Читать далее →

Шевченко жертва Уже доброй традицией стало отмечать ежегодно в последней декаде мая многолюдный праздник «В семье вольной, новой», давно приобрело международный статус. Люди разных национальностей и стран обращают в такие дни и глаза, и сердца свои на Тарасову могилу в Каневе, чтобы причаститься большой духовной силы Кобзаревой, чтобы продолжить извечный диалог с гениальным поэтом и пророком. «Не забудьте помянуть / Добрым тихим словом ...» — этими простыми и проницательными строками из бессмертного «Завета» в века вписалось обращение 31-летнего Тараса Шевченко к своим соотечественникам из следующих поколений и времен. Для них пошел на многочисленные жертвы великий поэт и художник, с мыслью о свободных и достойных сыновей и дочерей новой Украины, с мечтой о свободе и незыблемость прав целых народов и человека. Дальнего от нас 1845 году, в когда писались пламенные строки «Завещания», больной певец еще не знал, выживет он или нет. Но главным, что его беспокоило в те мгновения, было положение бесправной и уничтоженной коварной и агрессивной Москвой Украины. Как сложится дальнейшая ее судьба? Ведь так хотелось Кобзарю увидеть ее «семьею большой», «семьею вольной, новой», то есть самодостаточным соборным государственным образованием. Без ссор и всяческих междоусобиц, без спеси и самоедства. Ведь Украинцы ничем не хуже других народов и не должны до конца жизни прозябать в кандалах. ...Болезнь отступила. И Т. Шевченко с новой энергией погрузился в дальнейшее творчество — любимую свою стихию. Мог бы еще в большей степени реализоваться как художник, писатель, мемуарист, публицист, критик ... Мог зажить счастливой беззаботной жизнью, найти себе верную спутницу по жребию и создать собственную семью, о которой так горячо всегда мечтал ... Но нет! Быть счастливым и самодовольно во времена всенародной скорби-трагедии для Т. Шевченко граничило бы с предательством, с отречением от главной цели жизни, с отступничеством от национальных идеалов. Читать далее →

Типологические доминанты и критерии массовой литературы в западноевропейском литературе XIX века Признаком литературного процесса нашего времени является то неоспоримый факт, что массовая Литература доминирует над классикой и современными произведениями эпического, социально-философского плана — по тиражам, читательским спросом, жанровым разнообразием, непринужденным, а отчасти и оригинальным сюжетом и нарративность. Внимание исследователей все больше привлекает тенденция к некоторому синкретизма, слияния массовой и серьезной литературы. Одной из первых и очевидных признаков массовой литературы является плодотворность авторского активе — романы, а иногда и более в год. Тогда под категорию массовой литературы подпадают даже такие писатели „ высокой "литературы как Айрис Мердок, Ирвинг Стоун, Франсуа Мориак, Маргарет Дребл. Этот список можно продолжить. Но плодотворный творчество — это лишь внешний критерий, объединяющий, или объединяет, массовую и „ серьезную "литературы. Современная тенденция к синкретизма двух полярных, как считалось ранее, разновидностей художественной литературы проявляется, прежде всего, в заимствовании массовой и серьезной литературой доминант противоположного поэтики. Над проблемой „ границы и дистанции "между двумя литературами размышляет автор (не указан) интернет-статьи, когда он сравнивает современную российскую и японскую литературы. „ Тенденция, которую можно было бы назвать взаимопроникновением различных жанров, получила сейчас широкое распространение < ...> в сегодняшнем мире только в России и Японии „ толстые литературные ежемесячники "пользуются высоким авторитетом у читателей и служат мерилом художественной ценности произведения ". Читать далее →

Юбилеи творческой деятельности Николая Вороного как фактор литературного признания поэта Понятие успеха очень субъективным, особенно в такой области жизни как литературное искусство. Время массовый успех вовсе не означает весомость вклада автора в искусство, и наоборот, отсутствие признания при жизни может измениться осознанием роли писателя и его творчества для всего литературного процесса. Николай Вороной принадлежит к тем авторам, творчество которых вызвала неподдельный интерес как у его современников, так и у исследователей XXI века. Он жил и творил одновременно с такими выдающимися украинскими художниками как Леся Украинка, Иван Франко, Михаил Коцюбинский и другие. Именно в этот период украинская литература выходит на другой этап своего развития — модернистський, который складывается под влиянием новейших течений в мировом искусстве (символизма, импрессионизма, неоромантизма и т. д.). И М. Вороной является одним из тех, кто способствовал становлению и обновлению украинского литературного процесса. Творчество Николая Вороного долгое время не исследовалась учеными. Новое прочтение истории украинской литературы, особенно «белых пятен» в ее развитии, требует от исследователей более пристального внимания к наследию художников, имена которых начинают возвращаться. На современном этапе к изучению творчества М. Вороного обращались Г. Вервес, И. Ильенко, В. Кузьменко, В. Лесик, А. Охрименко, Т. Яценко и другие. Но в основном это были отдельные статьи в журналах. На вкладу М. Вороного в украинскую литературу отмечали Т. Гундорова и С. Павлычко в монографиях, посвященных этапу становления модернизма в украинской литературе. Ученые рассматривали творчество поэта с разных сторон, исследовали отдельные темы и мотивы его лирики (патриотическую, интимную, фольклорную, урбанистическую и т. п.), пытались очертить психологический портрет художника. А. Градовский обращался в частности к компаративного анализа поэзии Николая Вороного и Поля Верлена, подчеркивая сходства мотивов и образов в творчестве двух поэтов. Читать далее →

Вот что пишет о переселении Огрызло М. С .: "Жили мы в небольшом красивом городке Любачев. Хотя жилось трудно, но спокойно. . . В памяти навсегда останется тот майское утро. Пришли вооруженные польские солдаты и закричали, чтобы за 2:00 и духа нашего не было в доме. Мама запрягла лошадь и могла за 2:00 собрать, то и бросила на подводу, привязала корову, на руки взяла моего брата (ему было 2 месяца), и так мы поехали на железнодорожную станцию, которая была от нашего дома за каких 200 -300 метров. Там, окружены солдатами, под открытым небом, мы жили до двух недель. Ждали эшелона. Видели мы со двора дома — люди растягивают разные вещи, все наше добро. В вагон нас буквально напихали вместе со скотом. Ехали мы несколько дней. И хотя у нас было направление в Львовскую область, нас завезли в Тернопольскую. Сбросили в поле. И так сбылись наши «заветные мечты». Не помню, сколько времени так мы горевали на поле. (Жаль, что нет в живых ни отца, ни матери, ни мужа, чтобы подробно рассказать). Затем из окрестных сел Пидволочиского района люди начали нас всех забирать к себе. Жили переселенцы в сараях, хлевах, а мы — в доме, потому что в драть началось двустороннее воспаление легких и папа с туберкольозою кости. Добрые люди ухаживали брата, как родного, и выходили его. В настоящее время в Брюховичах уже жили наши знакомые, и они пригласили нас к себе. С огромным трудом и дорогой ценой нам удалось приехать в Брюхович. Здесь кто-то сказал в сельсовете, что папа закончил гимназию, и его взяли работать секретарем. Но работал недолго, болезнь прогрессировала, но и нас обокрали. Забрали даже испеченный накануне хлеб. Папа умер на 47-м году жизни. Мы остались втроем без малейших средств к жизни. Началось жалкое существование, голодное и холодное, без всякой опеки правительства. Мама до смерти не имела никакого рубля пенсии. Но это уже не имеет прямого отношения к вывозу и поэтому заканчиваю на этом свою исповедь. Читать далее →

Способы выражения национальной духовности в массовой литературе Донбасса 1945—1970 гг. (на материале творчества Никиты Чернявского и Павла Байдебура) "Донбасс не только давно привлекал внимание украинских писателей, — он и сам как украинский край, населенный преимущественно украинским населением (хотя гостеприимный и к переселенцам разных национальностей), дал много ярких талантов всей украинской культуре, в том числе и литературе ". Декларируемая название на фоне известных исторических и современных реалий возникает определенным оксюмороном: понятие «национальное» и «Донбасс» в течение многих десятилетий считались несовместимыми и такое положение вещей всячески поддерживался и пропагандировался властью. С обретением независимости в 1991 году этот миф начал понемногу розвинчуватися: оказалось, что на Донбассе в разные времена действовал не один десяток талантливых украиноязычных писателей, в своем творчестве проявили себя как национально сознательные личности и появились носителями древнейших украинских обычаев и традиций. Но очень скоро мы стали наблюдателями искусственного возрождения указанного мифа, который и стал козырной картой в руках отдельных политиков и в последнее время навязчиво озвучивался СМИ, что уже в который раз дезориентировало и так неустойчивую по национальной ориентации основную массу населения донбасского региона. Читать далее →

колористика тяготеет к экспрессионизма манеры черное („ страшный черный человек ", „ глубокая пропасть вздохнула холодом и черной темнотой «, еще и „ темными чертами вырезались Черная гора»), темное (темные оттенки сумерек, темные очертания Черной горы), красный („ кровавое свет «солнца на западе, „ кровь брызгала высоко вверх», „ словно красная молния "взлетает тайный старец). Но не много черноты во сне? Франко стремится создать жуткое впечатление. Последний светлый штрих во сне — „ вода розприслася подо мной серебром "" — не воспринимается, однако, как просветление, так как речь идет о самоубийстве девушки. сказалось на поэтике произведения украинского писателя. Гофмановских „ код «в романе „ Петрии и Довбущуки» не следует толковать только как пагубное влияние на И. Франко, поскольку школа немецкого романтика способствовала развитию мастерства украинского ппсьменника-романиста, в частности в художественном постижении психологии героев. И. Франко оттолкнулся от заложенной Гофманом литературной традиции, переняв, в частности, отличительные черты поэтики готического романа, однако сумел развить и раскрыть свои социальные идеи, чем опередил литературу романтизма. 2 .1. Легенда о сокровищах Олексы Довбуша как сюжетная основа романа. Стоит сосредоточить внимание на значении хронотипа дороги, его функционирования в сюжете романа „ Петрии и Довбущуки ". Хронотоп дороги является определяющим для сюжетного движения в романе. &Bdquo; Дорога как стержень, который организует всю систему взаимодействия хронотопов, ведет свое начало от авантюрного романа и, безусловно, сохранила до сих свое значение в пространственном ... художественного произведения ". Н. Тодчук интересно прослеживает особенности хронотопа дороги на примере другого произведения И. Франко — романа „ Для домашнего очага ". Исследование обнаруживает, что основную смысловую нагрузку хронотопа дороги в романе — это место важнейших переживаний, место выбора и принятия важнейших решений. Также дорога является местом изменения физического состояния и мировоззренческих представлений персонажей. Хронотоп дороги присутствует в основном в личных хронотопах героев. Стоит отметить, что отдельные из указанных функций хронотопа дороги присущи и развития сюжета романа „ Петрии и Довбущуки ". Читать далее →

А мы собрали свою лошадь — одну, имевших запрягли телегу, сложили детей, постель, некоторые необходимые вещи, продукты, я забрал корову за шнурок, с мамой босиком поплелись из родного села, обливаясь горькими слезами, в направлении Перемышля. Сердце разрывалось от боли, гнев и сострадание сжимали грудь. Мы покидали село, раз за разом оглядывались, я; ; оно исчезло из наших глаз. Мы прибыли на станцию Бакунчинци в Перемышле, и больше из нас никто села не возвращался, потому что полиция и солдаты не пускали нас. А все наше имущество в доме, в сарае и на поле осталось без всякой оплаты. . . " Читаем еще одно письмо-воспоминание, и еще одна трагическая судьба женщины " Я, Жук Осипа Васильевна, хочу Вам коротко описать, как происходило наше переселение. Нас переселили из города Перемышля, где мы проживали по ул. Словацкой 36, 5 ноября 1945 p. Там мы оставили хорошую квартиру (три комнаты, кухня), огород. Здесь нас «сбросили» на вокзале, как скот, и никто не подошел и не спросил, зачем вы приехали. Мерзли, голодные были. Мама нашла частную комнату, и нас там жило 4 человека. Одним словом, жили мы в большой нужде. Позже я нашла себе работу по специяльности — медсестрой. Но долго не работала, меня арестовали за подпольную работу. Осудили на 25 лет и вывезли в Норильск. В 1953 p., После смерти Сталина, меня, как организатора забастовки, вывозят во Владимирскую тюрьму, где меня еще дополнительно осуждают на 10 лет. В сумме — 35 лет. Во Владимирской тюрьме я была год, потом меня увезли в Мордовию. В 1956 p., Когда всех увольняли, меня уволили в последнюю очередь. Сейчас я — пенсионерка. Лежу прикована к постели, всеми забытая, никто меня не вспоминает. Теперь такое время, что хотелось бы пожить, то увидеть. Но разве вижу события разворачиваются, по телевизору "(Н-113). В воспоминаниях о переселении учительница Мороз Г. С. пишет: " До переселения мы жили в пригороде Перемышля с. Волк, которое позже стало присоединенным к Перемышля, переименован в Садовую улицу. Это было очень красивое село на берегу Сана, все в замечательных садах и с очень плодородной землей, в селе жили почти все Украинцы. Читать далее →

Писатели родного края — Кучирка Михаил (село Чертовец Городенковского района) На культурно-художественной ниве очень заметной личностью в истории села Чертовец возникает Кучирка Михаил Иванович встает Кучирка Михаил Иванович. О нем говорят и пишут так: Библиограф, поэт и художник. Родился М. И. Кучирка 8 июня 1932 в селе Чертовец Городенковского района Ивано-Франковской обл. в семье известного в селе хозяева и новатора техника-механика, который в двадцатые-тридцатые годы двадцатого века сделал водяное колесо на потоке, которое давало электричество в дом и на хозяйство или очень удивил односельчан, которые впервые увидели электрическую лампочку. А потом сделал трактор, который обслуживал хозяйство, чем также удивил село. Был председателем читальни. К сожалению отец сорокалетним погиб в 1944 году. В войне и похоронен в Братской могиле в Литве, где упало много Чортовецьких. Мать, сплакана вдова, всю жизнь работала в колхозе. Военные и послевоенные действия наносили, как и всем крестьянам, очень тяжелые условия выжить. Малый Михаил сбегал босыми ногами Тутяркы, Могилы, Прокоповка, Свирчив. Бывал на Ладивци, Ставище и других известных мест села. Малым, еще в колхоз, должен был со старшей сестрой Натальей, обрабатывать поле, держать хозяйку. Окончил семилетку, а затем и среднюю школу в селе Учился в Ивано-Франковском фельдшерском училище, физкультурном техникуме, а закончил Черновицкий культурно-образовательный техникум. Впоследствии, уже в 1967 году. Закончил Киевский институт культы по профессии библиограф. В 1955 женился на лучшей девушкой Раисой которой сложилась хорошая, здоровая семья. Раиса Ивановна, по профессии медработник, всегда была другом и помощником на творческом пути Михаила Ивановича. Они родили и воспитали троих детей, а потом дождались внуков и правнуков. Семья Кучирко всегда была примером для других. Образа после окончания десятого класса был назначен на должность методиста Обертинская районного отдела культуры, как таковой, очень годился в культурно-образовательной работы. Читать далее →