— Вот какая новость! Тот же рукопись лежит у меня в столе уже килькадесять лет. Действительно, habent sua fata libelli — особенно в наших украинских условиях ". Итак, фактически существовало два автографа перевода С. Руданского: один — у М. Симашкевича, второй — в В . Науменко. Как Грушевский, так и Франко знали об автографе, хранившийся у В. Науменко, однако через элементарные недоразумения (и то среди выдающихся творцов украинской культуры!) не могли этим автографом воспользоваться. Далее А. Лотоцкий пишет так: "Выдать сей перевод в России не было возможности, — закон 1876, или собственно цензурный толкование его смысла, не позволял этого. Читать далее →

Иван Франко — соиздатель литературного наследия Степана Руданского В 1895—1903 гг. во Львове изданы произведения С. Руданского в 7 томах1. Это издание, которое готовили к печати М. Комар (М. Комаров), А. Крымский и И. Франко, имело целью максимально полно представить читателю наследие одного из самых талантливых украинских поэтов XIX в., Творивших после смерти Т. Шевченко. До сих пор ни один из исследователей не обращал внимания на Библиологични аспекты первого критического издания произведений С. Руданского. Поэтому ставим своей целью выяснить прежде вклад И. Франко в подготовку 7-томника, его оценку наследия С. Руданского, тиражи отдельных томов, значение издание для украинской культуры. Собрание сочинений С. Руданского интересное многими книговедческом деталями. Издание интересное многими книговедческом деталями. Его первый том вышел тиражом автора вступительной статьи и составителя, известного украинского библиографа и патриота из Одессы Михаила Комара (Комарова), которого можно считать не только зачинателем, но и меценатом первого научного издания С. Руданского. В книгу вошли песни, поговорки, пословицы, басни и библиографический указатель произведений С. Руданского, понадобилось в его жизнеописания. До этого назад уже был причастен также и А. Крымский — он автор „ Просмотра содержания «и ценных „ Внимание к просмотру», где авторитетный ученый описывает судьбу наследия С. Руданского. Эти „ Внимания «, а также статья А. Крымского „ О рукописи Руданского, об их отношениях между собой и о поэту письма» (1895) 2 свидетельствуют о значительной заинтересованности ученого творчеством С. Руданского, а также о причастности И. Франко в першопубликаций произведений покойного поэта. Следующие тома этого издания (II, III, V) упорядочил А. Крымский, а IV — Василий Лукич (В. Левицкий): он готовил этот том по рукописям, которые имел в своем распоряжении. Однако сложный произведение С. Руданского — его перевод Гомера „ Илиады «(в С. Руданского — Омировой „ Ильйонянка») — поручено подготовить к печати И. Франко. Все тома издания (кроме первого) увидели свет за счет НОШ. Редко какое собрание сочинений украинского писателя дождалось такого быстрого повтора в 1908—1912 гг. За счет НОШ этот семитомник переиздан, в т. Ч. И два последних тома, которые готовил к печати И. Франко, — украинский версию бессмертного текста Гомера. Это свидетельствовало, что произведения С. Руданского были популярны и даже не слишком читабельная „ Ильйонянка "уже исчерпала свой тираж. И. Франко давно заметил большой талант малоизвестного при жизни врача, который умер 40-летним в Крыму, в городе Ялте. В журнале „ Заря "1892 И. Франко напечатал статью „ В студии над ст. Рудансяким ". К тому времени еще много произведений покойного поэта хранилось в рукописях в разных лиц. Упомянутое Франкове исследование интересно тем, что дает точную оценку „ Песенки «С. Руданского:» Здесь автор наш выявлены все хорошие и слабые приметы своего таланта: необычное мастерство формы и народного языка, живость и простоту выражения, деликатный юмор, который, как погожий добродушный улыбка, разлитый над всеми произведениями, но заодно нехватку широкого философского взгляда на жизнь человеческая и народное и небольшую творческую спосибнисть при живой фантазии, обращенной скорее на миниатюрування мелких фактов, чем на оживление и обхоплення широких действующих или жизненных горизонтов ". Далее И. Франко высоко оценивает рассказ, которые записал С. Руданский, а опубликовал Драгоманов в сборнике „ Малорусские народные предания и рассказы «-» почти все высокой этнографической и языковой стоимости ". Таких записей, по подсчетам И. Франко, есть 19, и все они имеют сказочно-апокрифический содержание, «творят хорошую сборку, которую следует включить в полное издание его произведений». Забегая хронологически заранее: Франко готовил тому же 1903 свою антологию „ Аккорды «- он выбрал для нее большую подборку лучших произведений С. Руданского. &Bdquo; Проституток, ветер, на Украину», „ Вспомни меня, милая, ранней весной «, „ Ой пойду, пойду я в садик, в садике калина», „ Ты не моя, девушка дорогая «, „ К дубу», „ Голые, голые мое поле «, „ Могила», „ Над колыбелью «, „ Эй, быки, чего вы стали» — всего 9 стихов, ставших одной из крупнейших подборок стихов одного поэта (Леси Украинский помещено 10 стихов, И. Франко — 16, П. Кулиша — 13, другие — меньше). На 47-й странице „ Антологии «видим одну из лучших иллюстраций к целой книги и, в частности, в поэзии Руданского „ Эй, быки, чего вы стали». Итак, составитель совершенстве знал наследие С. Руданского, включив в „ Антологии «настоящие жемчужины его стихотворных произведений. В общем Франко всегда был высокого мнения о поэтическом творчестве С. Руданского, а о переводе Гомера» Илиады ", который недооценивал, позже изменил свое мнение кардинально. В цитированной выше статье „ В студии над ст. Руданским «(1892), называя перевод „ Илиады» главным делом жизни поэта, И. Франко писал: "При всей натуральности выражения и редких метки оборотов надо считать неудачным; перепев Руданского имеет одну кардинальную недостаток: он не дает верного отражения в оригинале. Мы не можем понять резона, для которого поэт, в других временах имел такое верное чутье формы, для перепева „ Илиады "выбрал размер вовсе не соответствующий размер лирической песни (шемат 2 (3 + 3) или 2 (2 + 2 + 2), вроде, напр.,« Ой умру я, мать, через единую, за единую дочь вдовиную ") ". И далее объявляет уж резкий приговор по форме перевода: «Признаюсь лично, при всем интересе к переводам с чужих языков на нашу, я не мог никогда залпом прочитать целую рапсодию „ Илиады» в перепеве Руданского, хотя с большой любостю прочитал залпом целую половину & bdquo; Одиссеи «в перепеве Петра Байды». Все же сохранность перевода с Гомера в исполнении С. Руданского И. Франко постоянно интересовала. В письме к М. Грушевского во Владикавказ (М. Грушевский тогда гостил у родителей) И. Франко просит его заехать по дороге в Киев и принять «от Науменко» также перевод „ Илиады ", совершенный Руданским. В своем ответе, датированном 11 сентября 1899, М. Грушевский пишет, что в Киев он же, наверное, заедет, и вряд ли привезет труд С. Руданского, ибо "от Науменко достать что-нибудь — это дело почти безнадежное, тем более, что я никогда не был с ним в близких отношениях ". Дело с получением автографа затянулась до 1902 Как пишет И. Франко, текст „ Ильйонянкы «получено посредством А. Лотоцкого от протоиерея М. Симашкевича3 и только тогда начато подготовую „ Ильйонянкы» в печать. Собственно этим можно объяснить, что т. 5 в составлении А. Крымского увидел свет в 1899 г., а выход 6 и 7 томов задержался на четыре года. И. Франко не объяснил деталей истории с автографом перевода „ Илиады "С. Руданского, а она таки интересная и даже поучительна. Вот как об этом пишет А. Лотоцкий: «Уже значительно позже, лет через 20 я обратился к Симашкевича, тогда уже епископа пензенского, услышав что в его есть рукопись еще непечатного перевода „ Илиады». Действительно, то рукопись нашелся в Симашкевича, и он прислал мне. Очень благодарен я ему за это, но увы и злость объяла меня от мысли, что почти 40 лет сей перевод классического произведения лежал в безвестности. Правда, когда С. А. Ефремов с восторгом пересказывал о сей находке В. П. Науменко, то сей сказал пренебрежительно:

Эстетическая природа в сонете Яра Славутича «Степи Херсонщины» Яр Славутич (до 1941 года — Григорий Михайлович Жученко) — имя известно в литературном и научном мире. Поэт, который смог сказать свое слово. Читать далее →

МАГИСТЕРСКАЯ РАБОТА Творчество Владимира Сосюры в контексте литературы Донбасса Содержание Введение Раздел 1. Характеристика прошлого и настоящего Донетчины с исторической, этносоциологических, языковой и геополитической точки зрения

  1. Историческая справка о регионе
  2. Етросоциологичний феномен Донбасса
  3. Украинский язык на Донбассе — актуальное состояние и ожидания
  4. Донецкая как часть сплошной украинской геопопитикы

Раздел 2 . Литературный процесс Донетчины 2.1 Очерк истории литературного процесса в регионе 2.2 Донетчина в древней литературе 2.3 Литературная жизнь Донбасса в XIX — нач. ХХ ст Раздел 3. Владимир Сосюра 3.1 «И все же я донецкий поэт ...» — Донбасс в творчестве В. Сосюры

  1. Особенности характера Владимира Сосюры и их выявление в его поэтическом творчестве
  2. В. Сосюра — защитник родной земли и языка

Выводы Библиография Введение и оговорок актуальности темы Думаю, что следующее освещение темы Донбасса с точки зрения истории, настоящего и его литературного процесса позволит детально и многосторонне ознакомиться с регионом , из которого происходил В. Сосюра и который занял особое место в его творчестве. Думаю также, что такой многосторонний обзор региональных вопросов позволит расширить спектр этой работы и ответить только на один вопрос (чем является Донбасс в творчестве В. Сосюры), но и на второе, то есть как родился и в чем заключается феномен Донбасса. Это второй вопрос очень важно не только из-за растущее в последнее время интерес к этому региону, но и потому, что ответ на него поможет в понимании творчества В. Сосюры, которой от региогальних параллелей не оторвать. Читать далее →

Исследуя импрессионизм в украинской литературе конца XIX — нач. ХХ в. Ю. Кузнецов указывает на синтез различных искусств в литературном произведении «как одно из проявлений яркого и важного процесса модернизации художественной литературы, возникший в результате мировоззренческих перемен». Для определения жанра миниатюрного прозаического произведения, в котором оказывается «тенденция к синтезу искусств», исследователь предлагает использовать термин «синтетическая новелла». Считаем, что именно этот срок является наиболее подходящим для характеристики творчества В. Стефаника, который использовал такие художественные приемы как ракурс, монтаж, ритм, пластика и т. д., свойственные живописи, музыке, скульптуре. О творчестве Мопассана, то скорее можно говорить только об использовании им живописи, другие художественные приемы ему не свойственны, они наблюдаются именно в конце XIX — нач ... ХХ в. в творчестве новеллистов разных стран, в том числе у Джека Лондона, А. Чехова и др ... Итак, импрессионистскую стилевую тенденцию можем считать еще одной общей типологической чертой новеллистики Ги де Мопассан и В. Стефаника. Однако, если творческий метод французского автора развивался в рамках реализма с элементами импрессионизма, в чем заключается его новаторское значение, то в Стефаника импрессионистическая манера оказывается только частью стиля, в котором проявляется еще и углубленный психологизм, символизм и ассоциативность, натурализм на грани экспрессионизма . Поэтому художественно-эстетический метод украинского художника не можем втиснуть в одну стилевую систему. В этом и заключается характерное отличие творческого наследия В. Стефаника от новеллистики французского писателя. Однако оба автора, каждый по-своему, обогатили свои национальные, а в то же время и мировое изящной словесности. Литература:

  1. Волошина Л. Стефаник и Мопассан. (К вопросу о самобытности стиля В. Стефаника). — В кн ...: стефаникивского чтения. — Вып.1 — Ивано-Франковск, 1990
  2. Гресько М. Произведения Ги де Мопассана в переводах и критике на Украине (1883—1960). Читать далее →

Понимая, что главная сила УПА в поддержке населения, советское правительство Украины, заняв до октября 1944 года полностью территорию страны, бросил все силы не только на вооруженное подавление сопротивления в Западной Украине, но и на «перевоспитание» в советском духе местного населения. То, что именно эти задачи являются первоочередными, неоднократно провозглашали высшие руководители коммунистической партии и правительства Украины. Большое внимание проблеме организации борьбы с ОУН — УПА уделяли и в Москве. Читать далее →

Переселение украинском с Надсянье в 1944—1947 pp. в воспоминаниях самих переселенцев Надсянье — территория, расположенная вдоль реки Сян, еще с княжеских времен принадлежала к Киевской Руси, затем в Галицко-Волынского княжества. С 1340 попадает в состав Польши, поэтому в состав Австро-Венгерской монархии, после Первой мировой войны вновь вошла в состав Польши, а по образованию новой карты Европы после Второй мировой войны оказалась за линией Керзона снова в составе Польши. Это богатые земли, на которых изначальное дсилы и трудились Украинцы. Читать далее →

Кроме преподавания в высших учебных заведениях, Дорошенко много выступает с публичными докладами. Так, 17.06.1946 г... Он выступил в Ерленгени по приглашению местной общины студентов-Украинской с лекцией о Липинского, которого охарактеризовал как историка, политика и гражданина. 30.06.1946 г... Доклад о Липинского было провозглашено в украинском лагере Сомме Казерне в Аугсбурге. Эти доклады было приурочено к 15-летних годовщины смерти В. Липинского. Во время пребывания в Канаде Дмитрий Иванович также часто выступал с лекциями и речами: 1950 в Детройте на празднике 300-летия Хмельницкой и в Торонто на съезде гетманцев. К сожалению, выступления Д. Дорошенко основном остались не подсчитаны, хотя были посвящены актуальным вопросам украинской науки и делали на аудиторию большое впечатление. Как президент УВАН Д. И.Дорошенко активно участвует в научной жизни — в различных научных конференциях, семинарах. Так, 6.07.1946 г... Дмитрий Иванович выступает на конференции историков группы УВАН с докладом «Работа украинских историков в эмиграции». 25-26.01.1946 г... В лагере Сомме Казерне Дорошенко выкладывает на тему «Дела организации украинской науки», где дает краткий обзор научной работы представителей украинской эмиграции, определяет задачи, которые стоят сейчас перед ними — работать дальше над развитием украинской науки и распространять ее достижения перед чужаками. В 1946 появился университетский курс лекций Д. Дорошенко «Историография Украины» (Аугсбург, 1946), выданный Студенческой Обществом. Это короткие записи студентами лекций Дмитрия Ивановича в УСУ. Работа издана цикльостильною техникой без авторской корректуры. Посвящена она, главным образом, развитию украинской исторической науки XIX и XX вв. в 1920 Нет у издании надлежащего библиографического аппарата, уменьшает его стоимость. В том же году выходит «Вячеслав Липинский и его мысли об украинской нации и государства». В 1949 издан в Виннипеге «Мои воспоминания о давнем-прошлое», библиографическая работа «Ukrainica Canadiana» в соавторстве с молодым канадским ученым Павлом Юзиком, для «Энциклопедии украиноведения» в соавторстве с А. Оглоблин Дорошенко написал обобщающий раздел об источниках и историографию и др. Продолжают выходить многочисленные рецензии Д. Дорошенко на украинском и неукраинские издание украиноведческого характера, обзоры украинской эмигрантской прессы. В каждом номере «Украинской летописи» (официальный орган УВАН), который редактировал Дмитрий Иванович, выходят его статьи и заметки о деятелях-гетманцев, пропагандируются государственные идеи в политике, общественной жизни, науке. В послевоенные годы политические взгляды Дмитрия Ивановича почти не меняются — он остается монархистом-гетманцы. До конца жизни ставил он политические дела более научные, участвовал в гетманской движении, пропагандировал государственные идеи. «Люди гибнут, идеи же — вечные», говорил Дмитрий Иванович, — «И труд, положена на углубление и распространение украинской культуры, рано или поздно даст свои плоды, хотя мы сами и погибнем». Потеряв работу в Канаде, Дмитрий Иванович оказался в затруднительном материальном положении, значительно ухудшилось состояние его здоровья — психическая депрессия, болезнь горла, высокое давление. В 1950 Дорошенко перенес две операции на горло и лег в больницу лечить давление. Дальнейшее пребывание в Канаде не имело смысла, да и сам Дмитрий Иванович хотел закончить свой путь ближе к родине. Семейство Дорошенко из США возвращается в Европу. В октябре 1950 в Париже Дмитрий Иванович чувствовал себя особенно плохо. 5 марта 1951 семья Дорошенко переезжает в Мюнхен, где 19 марта Д. И.Дорошенко умер. Похоронен в Мюнхене на кладбище Вальдфридгоф. Как еще при жизни Дмитрия Ивановича, так и после смерти переиздавалось много его работ — обобщающие труды по истории Украины, краеведения, воспоминания. Впервые после смерти автора увидели свет «Краткий очерк истории христианской церкви" (Нью-Йорк, 1976), перевод с немецкого полного текста статьи «Что такое история Восточной Европы?» («Украинский историк», 1982—1983 гг.), «Гетман Петр Дорошенко» (Нью-Йорк, 1985). Переиздается и важнейшее из историографической наследия Д. Дорошенко. Так, в 1957 под редакцией и с дополнениями проф. А. Оглоблина вышел «Обзор» как специальный выпуск УВАН; в 1971 в Виннипеге вышел на английском языке «Очерк истории Украины», перередагований и дополнен (доведен до 1975) канадским проф. О. Герусом. В 1996 — в Киеве переиздана «Обзор»; «Очерк истории Украины» переиздавался в 1966 и 1975, переиздано его и в независимой Украине (дважды — в 1991г. В Киеве и во Львове). Процесс поиска и издание историографической наследия Д. Дорошенко продолжается. Что касается последнего этапа творчества Д. И.Дорошенко (1945—1951 гг.), То нужно отметить сокращение его научной деятельности, смещение акцентов на переиздание произведений прошлых лет, написание мемуаров и популярных книг. Как и всегда, историографические произведения Дмитрия Ивановича были связаны с его общественно-политической, преподавательской деятельностью. Дорошенко как человек и личность В конце попробуем на основании воспоминаний знакомых, друзей и учеников Д. Дорошенко, мемуаров и частной переписки воспроизвести его психологический портрет. По нашему мнению, это является важным потому, что яркая личность, характер этого человека непосредственно влияли на его научное творчество. Е. Чикаленко так охарактеризовал Д. Дорошенко времен их сотрудничества в «Совете»: «Очень хорош собою, хорошо воспитанный, настоящий украинский аристократ ... дипломат в обращении с людьми ...». Старые знакомые всегда хорошо отзывались о нем. Ученик Д. Дорошенко в УНИ Б. Крупницький вспоминал: "В 1926 Д. И.Дорошенко был еще молодым человеком. Небольшой, но стройной осанки, хорош собою брюнет, с блестящими карими глазами, всегда прилично одет ... с непринужденными манерами старых дворянских времен, в которых сочетались простота и чувство собственного достоинства, вежливость и сдержанность, спокойный, без всякой неравенства в поведении с людьми — он делал ... впечатление джентльмена английского образца «. Дмитрий Иванович Дорошенко был человеком» гуманной, кроткой, уравновешенного характера, спокойный и толерантный, джентльмен в обращении с людьми, теми же чертами сказался и в своей литературной деятельности ". Благодаря своей характера, Дорошенко часто выполнял роль посредника в различного рода переговорах и конфликтах и, по утверждению современников, Дмитрий Иванович «... у нас был буквально одинокий политик, которого знали россияне человека, с ней можно говорить». Однако кротость не означало слабохарактерность, наоборот, он мог остро отстаивать свои убеждения и взгляды.

Реферат Марта Томенко — поэтесса и художница Томенко Марта , педагог, художник, поэт, 1951 г. р. Коренная Коломыя. Окончила Львовскую консерваторию. Читать далее →

Заметим, что монография Е. Крюба посвященная творчеству М. Коцюбинского, а потому, чтобы выявить современные тенденции его прозы, автор прибегает к типологических сравнений с литературным достоянием художников-модернистов (Ш. Бодлера, Ж. Ренара, К. Гамсуна, Ж. Роденбаха и др.). В частности, исследуя стилистическое своеобразие новеллы Коцюбинского «Что записано в книгу жизни», Е. Крюба указывает на такую характерную стилистическую свойство автора, проявившаяся в данном произведении, как предельный лаконизм. Стремление Коцюбинского передать все несчастья, царящие в крестьянской среде в их несокрытости, направляет его по пути «к голой действительности, в голой правды». А поскольку такая литературно-эстетическая направленность, как и предельный лаконизм, свойственные творчеству Стефаника, Е. Крюба предлагает сравнить рассказы М. Коцюбинского с новеллой покутянин «Осень» (1899). Нищенское крестьянской жизни, старая умирающая женщина, просит освобождения от страданий в смерти, недоволен разгневанный сын, потому что не может ни прокормить семью, ни похоронить старую мать, невинные реплики внуков, которые ждут бабьей смерти с детским любопытством, — таков общий настрой новеллы Стефаника, что встречаем и в М. Коцюбинского. Некоторые детали конфликта и даже отдельные моменты новеллы «Осень» странно угадываются в «Что записано в книгу жизни». На основе сравнительно-типологического анализа обоих произведений Е. Крюба замечает, что там, где Стефаник достигает желаемого эффекта короткими, но очень экспрессивными штрихами, Коцюбинском нужно дважды, а то и трижды повторять ту же мысль в разных вариациях, чтобы добиться такого же результата. В подтверждение своих мыслей французский исследователь подает собственный перевод новеллы «Осень» по сравнению с фрагментами рассказа Коцюбинского, чтобы читатели сами могли убедиться в стилистической мастерства Стефаника, способствует вхождению произведения во французскую литературу. Таким образом, исследователь указывает на сближение Коцюбинского с Стефаником, стремившегося лучше понять новаторские особенности его стиля, но он не достигает экспрессивности покутянин, поскольку ближе для него были импрессионистические тенденции. В литературоведческой работы Е. Крюба Василий Стефаник впервые представлен как писатель-новатор с оригинальным мироощущением современной эпохи, глубоко знающим новаторскими западноевропейскими течениями и направлениями, близким к группировке «Молодая Польша». Проза украинского автора рассматривается в контексте тогдашней эпохи и оценивается прежде всего, с точки зрения ее художественной ценности. В противовес советским исследователями Э. Крюба считает, что современное искусство, толчком к которому было предложено Бодлером лозунг о возвращении красоты, в сочетании с новой философией и эстетикой нашло «почти одновременно благодатную почву в скандинавских странах, в Австрии и в Украине». Знакомство французской общественности с творчеством В. Стефаника началось 1899 с маленькой заметки на страницах Humanit Nouvelle и продолжается до сих пор. Во французской критике на протяжении века указывалось прежде всего на новаторские черты новеллистики В. Стефаника, соответствовавшие тогдашней развития западноевропейской литературы. Критики-переводчики пытались подчеркнуть в своих рецензиях особенности стилевой манеры, композиционной техники украинского автора по сравнению с его европейскими предшественниками и современниками, художником — фламандцем Тенье, романтиком — парнасцев Т. Готье, предтечей модернизма — Ш. Бодлера, а также подавая на усмотрение читателей собственные переводы его произведений. Прижизненные переводы новелл В. Стефаника, как и отзывы о его творчестве в франкоязычной прессе, в целом следует рассматривать в русле внешних межлитературных связей, так как целью переводчиков и рецензентов было знакомство франкоязычных читателей Западной Европы с оригинальной творчеством украинского новеллиста. В то же время публикации переводов и критических оценок творчества В. Стефаника на страницах зарубежных изданий свидетельствуют о созвучность его литературного наследия с развитием западноевропейского литературного процесса, что позволяет включить его в общий мижлитературнои контекст, в котором творчество каждого оригинального самобытного писателя как представителя национальной литературы имманентно составляет его составную часть. Литература:

  1. Письмо М. Шелиго к И. Франка. — Рукопсний отдел Института литературы им. Т. Шевченко НАН Украины, ф.3, №1635, с.357
  2. Наливайко Д. Глазами Запада. Круглосуточно Украины в Западной Европе ХИ — XVIII ст. — К .: Основы. — 1998. — 578с.
  3. Пащенко В., Рягузова Г. Украинский-французские литературные отношения. — В кн .: Украинская литература в загальнослов`янському и мировом литературном контексте. — Т.3, — С. 155-184.
4.Стефаник В. Сочинения в 3-х т. — М .: Изд-во АН УССР, 1948—1954 5.Kruba E. Mychajlo Kocjubynskyj et la prose ukrainienne de son temps. — Lille — 1982, — 780 p. 6.Stfanyk V. Le voleur // Les milles nouvelles nouvelles. — Paris — 1912, № 25. 7.Stfanyk V. Crpuscule // La Rеvue Ukrainienne. — Lausanne, Suisse, 1915, № 1, — p. 24-27.